Китайская живопись эпохи Юань

Китайская живопись эпохи Юань  -   новый этап в китайской живописи наступил во время смены правящей династии. В XIII веке Китаем начала править династия Юань. Наступил новый этап в развитии средневековой китайской живописи.
В  конце XIII века Китай был завоеван  монголами, положившими начало новой династии Юань. Период Юань оказался  связующим звеном между двумя историческими эпохами китайского искусства. Столица  юаньского царства  была перенесена в Даду  (Пекин).  На ее територии возникли новые дворцы и храмы. Несмотря   на внешнюю пышность столичной жизни,  пора монгольского владычества в Китае  окрашена настроениями подавленности и уныния. Шло постепенное ослабление высокого духовного напряжения, которое составляло эмоциональную творческую основу поэзии и живописи  сунского периода.

Ван Лу род. 1332
Ван Лу род. 1332

В XIII-XIV   веках пейзаж по-прежнему оставался одним из ведущих жанров. Большая часть живописцев, не желавшая работать при монгольском дворе,  нашла прибежище в южных провинциях, ориентируясь в своем творчестве  на высоко ценимые достижения великих мастеров прошлого. Постепенно складывался своеобразный культ старины, возвеличивания культуры, созданной в период расцвета китайского государства.  Однако в стилистических  приемах  мастера юаньской живописи не следовали непосредственно за сунскими, соединяя в своих произведениях  манеры и почерки художников  разных времен, стремясь  выразить  свою личность.

Небывалые   того времени  формы приобрело в юаньских свитках  соединение  живописного изображения с поэтической  каллиграфической надписью. Надпись, таящая в себе скрытый контекст,  дополняла и расшифровывала  символический  смысл произведения, давала толчок ассоциациям  и одновременно вносила в картину  декоративность и орнаментальность. Ритм каллиграфического почерка и живописного мазка  был единым. Изображение и стихи  были  одинаково важны, образуя новый художественный синтез, которого не знало прежде китайское искусство.

Принципы сунской живописи «вэнь-женьхуа»  и таких ее представителей как    Вэнь Тун и Су Ши стали руководящими в деятельности юаньских художников. Живопись для них  представляла, прежде всего,  средство  выражения личных,  скрытых от всех движений души, индивидуальной реакцией на окружающий мир. Подобно сунским ученым-дилетантам они противопоставляли себя  профессионалам - членам Академии, работавшим по заказу двора и знати.  Но  в юаньскую эпоху  их субъективизм носил значительно более конкретную,  чем в сунское время, форму. Это был протест против иноземного владычества, утверждение незыблемости  национальной традиции.  Многие  их  композиции носили иносказательный смысл, и были понятны посвященным  в своем  символическом  подтексте.

Ни Цзань. Воды и бамбуковый домик. 1343 г., Музей китайской истории, Пекин.
Ни Цзань. Воды и бамбуковый домик. 1343 г., Музей китайской истории, Пекин.

 

Ни Цзань. Дерево, бамбук, и изящный камень. Гугун, Пекин
Ни Цзань. Дерево, бамбук, и изящный камень. Гугун, Пекин

Одной из главных иносказательных тем юаньской живописи  становится изображение бамбука, олицетворяющее собой  несгибаемого духом,  стойкого перед невзгодами,  благородного ученого. Во время правления монголов этот образ получил значение более широкое: он стал символом несгибаемости духа порабощенного захватчиками народа, не сломленного духом, сохраняющего свои национальные духовные ценности, которые нельзя истребить.

Крупным пейзажистом своего времени был Хуан Гунван (1269-1374 ) -  каллиграф,  поэт и  ученый, проживший отшельником в горах почти всю свою жизнь. Он  относится к группе художников которых называали  "Четыре великих мастера эпохи Юань". Кроме  Хуан Гунвана  это были Ни Цзань, У Чэнь и Ван Мэн. Вместе с этими художниками Хуан Гунван  ищет  новые  пути в живописи. Одновременно идут духовные поиски художника.  Ему было близко учение  "неодаосизма".  Это учение о "всеединой правде" объединило  некоторые идеи даосизма, буддизма и конфуцианства. Свои мысли  о  и результаты поисков он сформулировал  в книге «Тайна написания пейзажа».

Протест против броскости, изощрённости и внешней привлекательности, которые понимались как знаки вульгарности, был знамением времени, в котором жил Хуан Гунван.

Хуан Гунван требовал от пейзажистов строгого соблюдения принципа геоманти фэншуй, которая в этот период тесно была связана с принципами физиогномики сянфа. С особой силой, по мнению художника, этот принцип выявился в пейзажах Ли Чэна  и  Ми Фэя. В трактате Хуан Гунвана получает дальнейшее развитие теория перспективы, он, в частности, по-своему осмысляет теорию  Го Си  о «трёх далях». Важнейшим моментом в живописи он, как и  Су Ши, считал выражение первопринципа бытия ли. Подобно Го Си и другим великим мастерам пейзажа он утверждал этический принцип, согласно которому натура художника, его духовно-нравственная цельность предопределяют совершенство живописного произведения.

Свиток "Чистота после внезапного снега" за исключением красного пигмента, которым нарисовано зимнее солнце, выполнен одной чёрной тушью. На свитке изображён большой дом в долине окружённой скалами. Внутри дома находится статуя Будды, видна лишь её нижняя часть, лотос, на котором восседает Будда, и курительница с фимиамом. Весь свиток написан мягкой и лёгкой кистью, однако, несмотря на предельную мягкость кисти, Хуан Гунван выстроил монументальные конструкции гор так, что они выглядят объёмно и внушительно. Обозначив плоские вершины и боковые склоны сериями угловатых мазков, художник даёт возможность зрителю оценить всю их мощь.

Хуан Гунван. Чистота после внезапного снега. ок. 1340. Гугун, Пекин
Хуан Гунван. Чистота после внезапного снега. ок. 1340. Гугун, Пекин

Тонким и лиричным живописцем был Ни Цзань  (1301-1374) -  каллиграф и поэт, всю жизнь проживший вдали от столицы.  В простых и лаконичных пейзажах  он воплотил дух времени. Его монохромные пейзажи  исполнены  необычно тонкой и изящной линией. Ни Цзань отказался от шелка как материала для своих картин. Он писал на рыхлой,  легко реагирующей на прикосновение  влажной кисти, бумаге.

Крупным художником периода Юань был  Цянь Сюань (1235-1307).

После захвата монголами Китая в Усине было установлено руководство, состоявшее из самих монголов и китайцев-северян, которые охотнее шли на сотрудничество с завоевателями, чем южане, которых монголы поставили в самый низ учреждённой ими общественной иерархии. Это служило дополнительным раздражающим фактором в неприятии усинской интеллигенцией монгольской власти. Часть местных интеллектуалов составила то, что в дальнейшем стало известно как «Усин бацзюнь» - «Восемь талантов из Усина»; их идейным вдохновителем стал известный философ-конфуцианец Ао Цзигун (2я пол. XII – нач. XIII в.). Эстетические идеи «талантов из Усина», вызревали уже в последние годы правления династии Южная Сун, монгольское завоевание дало дальнейший толчок их развитию. В эту группу входили как бежавшие из столицы интеллектуалы, так и местные учёные, среди которых выделялся Чжао Мэнфу, принц, принадлежавший к свергнутому монголами сунскому императорскому клану. Этот молодой, талантливый и разносторонне образованный учёный стал учеником и другом Цянь Сюаня несмотря на существенную разницу в возрасте.

Творческие устремления Цянь Сюаня были связаны с эстетикой, выработанной «усинской восьмёркой», и совпадали с замыслами Чжао Мэнфу, но отличались своими результатами, поскольку Чжао был гораздо более крупным мастером. Следование идее «гуи» можно видеть во многих его работах, в частности в одном из самых известных свитков «Ван Сичжи наблюдает за гусями» (ок. 1295г; бумага, тушь, краски; 23,2х92,7см, Музей Метрополитен, Нью-Йорк).

Цянь Сюань. Ван Сичжи наблюдает за гусями. деталь. Музей Метрополитен, Нью-Йорк
Цянь Сюань. Ван Сичжи наблюдает за гусями. деталь. Музей Метрополитен, Нью-Йорк

Работа в этом жанре «Цветущая груша» (ок. 1280г; бумага, тушь, краски; 31.1х95,3см; Музей Метрополитен, Нью-Йорк) пронизана тем же изяществом и исполнена в той же технике. Несмотря на то, что изображена лишь ветка цветущего растения, в четверостишии, приписанном рукой художника, картине придан совсем другой смысловой оттенок.

 Цянь Сюань Цветущая груша. Музей Метрополитен, Нью-Йорк
Цянь Сюань Цветущая груша. Музей Метрополитен, Нью-Йорк

Он пишет о своей печали по утраченной красоте, говоря о ветке груши, но иносказательно намекая на разрушенную южносунскую цивилизацию: «как по разному переливалась она, купаясь в золотых лучах лунного света, пока не наступила темнота». Печаль по утраченному миру была столь велика, что этим чувством были пронизаны даже картины такого жизнеутверждающего жанра, как «цветы-птицы»; выраженный художником тайный посыл был понятен всем образованным людям, приобретавшим его работы.

Цянь Сюань Белка на цвеке персика
Цянь Сюань Белка на цвеке персика

Своеобразный тип пейзажа можно видеть в другой, не менее известной картине Цянь Сюаня, которую он назвал «Жилище в плывущих нефритовых горах» (бумага, тушь, краски; 29,6х98,7см; Музей Шанхая). В отличие от большинства его пейзажных картин выдержанных в архаическом сине-зелёном стиле, эта работа имеет неяркую, бедную гамму. В своей надписи Цянь Сюань сообщает, что это изображение его горного уединённого пристанища, расположенного к западу от Усина. На свитке начертано несколько хвалебных колофонов юаньскими и более поздними художниками и литераторами, что свидетельствует о значимости этого произведения в истории китайской живописи.

4_Qian_Xuan._Mountain_Hermitage_(29,6x98,7cm)_Palace_Museum,_Beijing

ЧЖАО Мэнфу (1254-1322) - противоречивая, харизматическая фигура в китайской живописи. Художник и каллиграф, он был так же талантливым конфуцианским ученым с удивительно широким интеллектуальным кругозором, экономистом, музыкантом. Чжао родился в правление династии Сун (960-1279), но служил правительству монголов, завоевавших Китай и основавших династию Юань. Чжао часто называли предателем, или карьеристом как китайские так и западные критики. Считалось, что период правления династии Юань не относится к китайской истории. И художники, служившие монголам, так же не причислялись к китайским художникам.
Подобные взгляды существовали до начала XX века, пока куратор Британского музея Лоренс Биньон (1869-1943), наконец, не предложил более позитивный взгляд на роль Чао Мэнфу в китайской общественной и художественной жизни, в частности в живописи, определяя Чжао как выдающегося художника, чьи работы можно причислить к традиции китайской живописи литераторов. Биньон сравнивал пейзажную живопись Чжао с творениями западных художников-романтиков XVII века, таких как Клод Лоррен (1600-1682) и Гаспар Пуссен (1613-1675).

С 1980-х годов вновь пробудился интерес к жизни и искусству Чжао Мэнфу в Китае, особенно в его родном городе Хучжоу (Усин) северной провинции Чжэцзян, на южном берегу озера Тай, где в то время был создано исследовательское общество творчества Чжао Мэнфу и музей художника.
Чжао родился и воспитывался в аристократической семье ученых и чиновников в последние годы династии Сун (960-1279) и прошел подготовку как художник в традиции китайской каллиграфии. После того как династия Сун была захвачена Хубилай-ханом, Чжао принял решение в 1286 году, служить дворе монгольских императоров в Пекине. Чжао Мэнфу считали "лучшим каллиграфом в мире". Его поразительный внешний вид и аристократические манеры произвели большое впечатление на Хубилая, когда он впервые посетил Юаньский двор в Пекине в 1287 году. Чжао пользовался покровительством императора в конце 1280 и начале 1290. Политическую карьера как имперского советника и главного художника и каллиграфа развивалась в этот период под покровительством монгольского владыки.
Чжао пришлось уравновесить противоречивые роли: свою должность в "пыльный мире" и буддистскую веру духовной области.
Чжао Мэнфу в своём стремлении следовать духу древности,   иногда  отказывался от некоторых достижений современного ему пейзажного мастерства.  Например в свитке "Осенние краски вокруг гор Цяо и Хуа".

600px-2a_Zhao_Mengfu_Autumn_Colors_on_the_Qiao_and_Hua_Mountains_(central_part)Handscroll,_ink_and_colors_on_paper,_28.4_x_93.2_cm_National_Palace_Museum,_Taipei

Это подтверждает его надпись, оставленная на другой картине: «Самым драгоценным качеством живописи является дух древности… Мои собственные картины могут показаться выполненными совсем просто и небрежно, но истинный ценитель поймёт, что они следуют древним образцам, и поэтому заслуживают похвалы. Я говорю это для знатоков, а не для невежд».

Аллюзии древних стилей  составляют лишь часть художественных приёмов произведения, в остальных отношениях «Осенние краски вокруг гор Цяо и Хуа» является абсолютно новаторской работой. Протяжные мазки кисти, большей частью употребляемые в ней, своими переплетениями формируют иллюзию материальности предметов, заменив использовавшиеся в предшествующей живописи методы «обрисовки-подкраски» и «обрисовки-текстурного мазка». Эту манеру Чжао, ставшую образцом передачи форм, переняли многие последующие юаньские пейзажисты. В равной мере и решительный поворот от натурализма и южносунской идеализированности был присущ творчеству многих последователей Чжао Мэнфу.

Очень красивы изображения лошадей Чжао Мэнфу, птиц и цветов.

Чжао Мэнфу. Купание коней. сер. 1290х, Гугун, Пекин. деталь свитка
Чжао Мэнфу. Купание коней. сер. 1290х, Гугун, Пекин. деталь свитка
Удод на ветке бамбука. 25,4 x 36,1см, Гугун, Пекин.
Удод на ветке бамбука. 25,4 x 36,1см, Гугун, Пекин.

Жэнь Жэньфа ( род.1255 — ум.1327) жил во время правления династии Юань (1271—1368 Он ак же согласиласся включиться в работу монгольской администрации.

Традиционно считается, что он был мастером изображения лошадей. «Конский портрет» существовал в китайской живописи с давних времен, корифеем этого жанра считается живший в эпоху Тан художник Хань Гань(VIIIв).
Прославился художник свитком «Тощий и толстый конь» (Гугун, Пекин).

Жэнь Жэньфа. Тощий и толстый конь. Гугун, Пекин.
Жэнь Жэньфа. Тощий и толстый конь. Гугун, Пекин.

В китайской традиции конь издревле символизировал женское начало — его роль заключалась в подчинении всаднику. Со временем, когда в Китае сложилась прослойка образованных ученых-чиновников, конь стал символом китайского чиновника.
Так же сохранился свиток «Чжан Го на приеме у императора Минхуана» (Гугун, Пекин). Чжан Го был даосским магом, который перелетал на огромные расстояния на волшебном муле. Останавливаясь на ночлег, Чжан Го складывал своего мула как бумажку, и убирал в футляр для шапки. При необходимости он возвращал мула к жизни, прыснув на него водой изо рта. На картине Жэнь Жэньфа изобразил момент демонстрации Чжаном Го своих магических способностей танскому императору Минхуану (Сюань-цзун, правил в 712—756 гг). Старый маг с хитрой улыбкой смотрит, как мальчик выпустил волшебного мула, летящего к императору.

Жэнь Жэньфа. Чжан Го на приеме у императора Минхуана. Гугун, Пекин.
Жэнь Жэньфа. Чжан Го на приеме у императора Минхуана. Гугун, Пекин.

Гао Кэгун (1248 — 1310) происходил из клана уйгуров с северо-востока страны.
Перу Гао Кэгуна принадлежат работы в жанрах шань-шуй ( «живопись и изображение гор и вод») и мо-чжу , «бамбук, нарисованный тушью»), при этом его пейзажная живопись отличается большим стилистическим разнообразием, нежели композиции из бамбука.

Гао Кэгун Работа
Гао Кэгун Работа

Здесь лишь кратко описаны достижения китайских художников эпохи Юань. Это время  в истории Китая дало много выдающихся  мастеров.  Художественный потенциал китайских живописцев, опирающихся на   многовековую  традицию  оказался очень высоким даже в годы потери независимости и национального унижения.

About Наталья

Наталья Турышева has written 226 post in this blog.

Comments

Китайская живопись эпохи Юань: 1 комментарий

Добавить комментарий