Хайку в переводах А.А. Долина

Хайку в переводах А.А. Долина

Хайку японская форма поэзии, с тысячелетней историей. Поэт Масаока Сики (1867-1902) описал хайку как "словесный наброск" – маленькое  произведение искусства, основанное на мимолетном наблюдении.

 Хайку должны пробуждать чувства и создавать у читающего чувственные образы: обонятельные, слуховые, вкусовые - часто относящиеся к определенному времени  года. Они о том, что вы тоже можете испытать, а не побудить вас дать свою интерпретацию или анализ того, что описывает хайку. Для того, чтобы делать это эффективно,  хайку опирается на сенсорное описание. Например, вместо того, чтобы сообщить что  сейчас  лето, пишут о  теплом солнечном свете или сильном ветре.

 

Хайку имеет три коротких строчки. Для баланса, вторая строчка, как правило, больше, чем две другие. Традиционные японские хайку состоят из трех частей с пятью, семью и пятью слогами, всего семнадцать  слогов во всем произведении.

Гений хайку использует слова так экономно, что рисует многоуровневую картину несколькими штрихами, не "рассказывая все". Или, как Мацуо Басё (самый известный поэт периода Эдо в Японии) пишет, "хайку, который показывает семьдесят -восемьдесят процентов своего предмета хорошее. Те, которые показывают от пятидесяти до шестидесяти процентов уже намного хуже".

 


МАСАОКА СИКИ

ИЗ "РУКОПИСНОГО СОБРАНИЯ ХАЙКУ"*
ВЕСНА

Протопал малыш
по зелени вешнего луга -
пятки мелькают...
x x x

Опустился нежданно
бумажный змей с высоты
в маленький дворик...
x x x

Короткая ночь.
Слышу - будто бы под подушкой
грохочет поезд...
x x x

Через забор
заглянул потихоньку - а там
мак опадает...
x x x

Красная слива* -
облетевшие лепестки
собираю с циновки...

ЛЕТО

На ложе болезни
Четыре - ворона...
Пять - чирикают воробьи...
Светлеет летняя ночь...
x x x

Спит человек,
а светлячок летает
под москитной сеткой...
x x x

Уползает в нору
змея - как ярко над нею
ликорис алеет!..
x x x

Днем на глади пруда
мирно спят водяные птицы.
Какая тишь!
Во время болезни
Кресло подвину,
чтоб колени касались ее -
цветущей розы!..
x x x

Устали глаза
любоваться цветением розы -
больной, я выбрался в сад...
x x x

Рисую розу -
цветок рисовать легко,
а листья трудно...
x x x

Благоухают
розы в саду у меня -
заснуть не в силах...
x x x

Неожиданный гром -
от испуга и удивленья
поднялся с ложа...
x x x

Мой палисадник -
здесь впервые сегодня расцвел
цветок пиона...
x x x

Только два лепестка
опало - и как изменилась
форма пиона!..
x x x

Нарисован пион -
тушь и кисти так и остались
лежать на блюде...
x x x

Вот так, наверно,
яблоко съем - и умру
перед пионом...
x x x

Через поле иду.
Опустив мотыги, крестьяне
на меня глазеют...
x x x

Родные края.
Если б мама жила здесь нынче!
Моти в лотосовом листе...
x x x

Встрепенулся ночью -
с тихим шорохом наземь упал
цветок вьюнка...
x x x

У тропки вижу
землянику - и мимо спешу:
вечер уж близок.

ОСЕНЬ

x x x

Какая жалость!
Вот уж начали увядать
куклы из хризантем...
x x x

Глициний цветы.
Ведь совсем уж скоро начнутся
затяжные ливни...
Осень
Слышно, как пес
пришел и воду лакает.
Холод ночной...
x x x

Дыханье больного
так неровно в осенний день -
москитная сетка...

ЗИМА

x x x

На улице снег
сечет плащи из соломы -
путники идут...
x x x

Новый календарь.
Где-то в пятом месяце, знаю,
день моей смерти*...
x x x

Купил и принес
новую зимнюю шапку -
да что-то в ней не то...

РАЗНОЕ

Сочинил однажды к ночи, постукивая по
дну коробки с присланными рукописями
хайку*
Просмотрел
три тысячи новых хайку -
съел две хурмы...
После моей смерти
Пусть рассказывают:
мол, любил он слагать трехстишья
о том, как кушал хурму...
x x x

Хаги, мискант!
Хоть мне их уже и не видеть
в будущем году...
x x x

День кончины Басе *.
Не пошел на поминовенье -
в одиночестве ем хурму...
x x x

Больной-то больной,
а вишь - до отвала наелся
жареных каштанов!..
Примечание к альбому, в котором
рисовал с натуры фрукты
Начал этот альбом,
изобразив на картине
зеленые сливы.
x x x

Писать с натуры
гораздо трудней баклажан,
нежели тыкву...
После того, как закончил рисовать
фрукты в альбоме
Кончил рисовать,
но после обеда не спится -
до того устал...
x x x

Как славно бродить
целый день по осеннему долу!
Всюду хаги в цвету.

ИЗ ЦИКЛА "ШЕСТЬ СЯКУ НА ЛОЖЕ БОЛЕЗНИ"

x x x

Пион облетел.
За долгие дни скопилась
на тушечнице пыль...

КАВАХИГАСИ ХЭКИГОДО

ИЗ КНИГИ "НОВЫЕ ХАЙКУ"

x x x

Один за другим
вслед за сливою зацветают
персик и абрикос...
x x x

Поет соловей.
От долины к долине несется
вешних вод журчанье...
x x x

"Ну, выплыви же!
Ну, выплыви!" - я повторяю.
Чирок на пруду...
x x x

Маленький паучок
прогрыз материнскую сумку
и выползает...
x x x

Густая роса -
поутру вся шерстка намокла
на груди у оленя...
x x x

Осенняя буря,
всю влагу небес исчерпав,
помчалась дальше...
x x x

На крупе вола
примостился мальчишка-погонщик.
Мелкий мокрый снег...
x x x

Персики цветут
после вешнего половодья
в деревне Дзицука...
x x x

Облачный пик
вдруг предстал в багряном сиянье -
солнце заходит...
x x x

Весна холодна.
В глубине заливного поля
стаи облаков...
x x x

Выйдя из дома,
отошел на пять-шесть шагов.
Весенний ветер...
x x x

В поле деревце сливы.
Вижу издали, как человек
ветку ломает...
x x x

У Великого Будды*
под утро намокла рука -
роса на вишнях...
x x x

Огромный храм.
Летний ливень хлещет и хлещет -
не утихает...
x x x

Майские дожди -
даже школа сегодня закрыта
в горной деревушке...
x x x

Маленький куст
с цветком распустившейся розы
посадил в горшочек...
x x x

Словно черный корабль,
проплывает неторопливо
горный пик в облаках...
x x x

Не желает улитка
из раковины выползать -
ветер осенний...
x x x

Убрали тутовник.
Нынче время жать коноплю
в маленькой деревушке...

ИЗ КНИГИ "ВЕСНА, ЛЕТО, ОСЕНЬ, ЗИМА"

x x x

На ветках айвы
так пышно цветы распустились!
Под ними - фиалки...
x x x

С холма Коганэ
в долину съезжаю на бричке -
мискант и хаги...
x x x

В полдень у моря
брожу меж сосновых стволов -
холод пробирает...
x x x

Воды Тама-реки
успокоились после разлива.
Груши в цвету...
x x x

Устали люди
колесо водяное крутить -
посадка риса...
x x x

Долина Куро.
Зелень сосен, лотосов цвет.
Утренняя буря.
x x x

Маленький домик -
все окрестности заросли
летним кипарисом*...
x x x

У больного на столике
мисо и прочая снедь -
зябко отчего-то...
x x x

Пареной репы
с соевым творогом съел -
и сижу уныло...
x x x

Посреди полей
затерялось святилище Сума
под сенью вишен...
x x x

Путешественник!
В Пса вижу на зимнем поле
стаю снежных цапель...
x x x

Лиственница
стоит одиноко, печально.
Красные стрекозы...
x x x

Прохладно цикаде
на широком древесном листе -
свежий ветер дует...
x x x

Я один пассажир
в этой виды видавшей лодке.
Уж год на исходе...
x x x

Вешнее утро.
Нынче у каллиграфа лицо
на кисть похоже!..
x x x

День Науки настал.
Шуршат под руками шелка
старинных свитков...
x x x

В солнечных бликах
на ветках лавра глазки -
порывы ветра...
x x x

Пахнуло летом -
ветер гонит высокий прилив.
Бабочки вьются...
x x x

В Нара вернулся -
а там ждет цветущий подбел!
Уезжал любоваться цветами*.
x x x

Трехдневный месяц.
Как печально ночное свиданье
в лодке на реке!..
x x x

На фоне луны
дым чернеет, вздымаясь клубами -
городское небо...
x x x

Забрезжил рассвет.
Белеют цветами деревья
на росистом лугу...
x x x

Клич соколиный -
он будто бы ветром дохнул,
срывая листья...
x x x

Косят овес -
как дрожат колоски, что повыше,
в утренней росе!..
x x x

Праздник в деревне.
Багрянцем горят фонари.
Дальний зов оленя...
x x x

Закопченный очаг
и гнездо над ним отыскала
ласточка весною...
x x x

Домишко в деревне,
где все жители плавят воск...
Опадает ива.

ИЗ КНИГИ "СОБРАНИЕ ХАЙКУ НОВОГО НАПРАВЛЕНИЯ"

x x x

Прохладная тень
под вишнями в парке у моря,
и вот - разлука...
x x x

Цикада упала,
бьет крылышками на песке -
зной еще сильнее...
x x x

На луг выхожу.
Осыпается мак - над цветами
пролетают цапли...
x x x

Сорокопут
меж деревьев близ дома порхает,
щебечет звонко...
x x x

Варю картошку.
В безмолвном просторе Вселенной
ребенок плачет...
x x x

Всю долгую ночь,
пока я сочиняю хайку,
жена моя шьет...
x x x

У меня под ногами
цыплята пищат и пищат
в траве росистой...
x x x

Дом без ворот -
для ночлега избрали болото

ТАКАХАМА КПСИ

ВЕСНА
(вторая луна - четвертая луна)
x x x

Ранней весной
подле дома гуляю в саду,
за калитку не выходя...
x x x

Холода весною -
сосен прямые стволы
над песками взметнулись ввысь...
x x x

Смотрят издалека
на остатки снега в долине
дровосеки со склонов гор...
x x x

Под натиском ветра,
во дворах растопившего снег,
громко хлопают створки ворот...
x x x

С поля вернулся отец,
на росток пшеницы случайный
во дворе наступив...
x x x

Наконец-то весна
иву старую преобразила
в нашем горном селенье.
x x x

Хари-гора вдалеке,
а рядом - храм Амадэра,
сливовым цветом сокрыт...
x x x

Вот так и застынь,
как стала сейчас - под сенью
сливы в алом цвету!

Гуляю в парке Кайко
О алая слива!
Как мил твой весенний наряд
мне, пришедшему издалека!
x x x

Ты со мной говоришь,
а сама все ближе подходишь
к сливе в алом цвету...
x x x

О тишина!
Так громко льется над долом
соловьиная трель...
x x x

Случайно заглянешь
в лачугу на склоне горы -
а там наряжают кукол*...
x x x

Перед Праздником кукол
от жестокого снежного вихря
сотрясается дом...
x x x

В горном селенье
цветы для Праздника кукол -
сережки ивы...
x x x

Праздничное сакэ
белое и густое,
словно вареный рис.
x x x

Драчливые петухи
через речку перемахнули -
от людей подальше...
x x x

Наконец превратился
снегопад весенний - и вот
рассеялась белая мгла.
x x x

Вешние воды
заглянули в гости к девчушке,
что живет в низовьях реки...
x x x

Замедли шаги
перед звонким ручьем на лугу,
что вешние воды мчит!
x x x

Неужели и впрямь
вы еще журчите в долине,
о вешние воды?..
x x x

С грустью смотрел я,
как металась перед дождем
ласточек стая...
x x x

Ливень прошел,
но по-прежнему не спадает
духота весенней ночи...
x x x

Кажется мне,
будто ласточки в поднебесье
наделены душой...
x x x

О, какая тишь!
Дождь весенний в саду поливает
нераскрывшиеся цветы...
x x x

Как же мог он с собой
черную мглу принести,
ливень весенний?!
x x x

Влажно чернеют
тени на рыхлой земле
в вешнюю пору...
x x x

От весеннего ливня
так все потемнело вокруг -
не видно ни зги!..
x x x

Сколько весен еще
прошумит над старым курганом!
Камелии куст...
x x x

Под зеленью крон,
все в пятнышках тени, белеют
камелий цветы...
x x x

В узеньком переулке
примостились с обеих сторон
лавки торговцев рассадой...
x x x

Словно лес, поднялись
на утес над гладью морскою
камелий цветы...
x x x

Орхидеи весной
тоскуют по горному солнцу
незапамятных дней...
Любуюсь загородными дворцами Кацура
и Сюгакуин
Нестерпимо блестит
над крышей Кацура солнце -
весенний рассвет...
Храм Реандзи
Подле храма в саду
вечно будет стоять на закате
камень "Закатное солнце...
x x x

Облака по весне -
будто огромная груда
драгоценных камней...
x x x

Вкруг деревни сошлись,
по склонам гор прилепившись,
яблони в вешнем цвету...
x x x

Закрываю глаза -
и вижу те вешние ночи,
вижу юность мою...
x x x

Купил я к столу
моллюсков "Весенний месяц" -
и в небо взглянул...
x x x

Печально поникнув,
о годах вспоминаю былых,
сокрытых мглою...
x x x

Солнце садится -
головастики в темной воде
снуют без конца...
x x x

Бумажный фонарь -
гляжу, как под ветром ночным
опадают с вишен цветы...
x x x

Пересекаю
реку дум своих долгих - и снова
дождь лепестков...
x x x

Вот и не стало
цветов, что с ветвей облетали,
не познав увяданья...
x x x

Смотрю на маяк,
что вознесся над купою вишен
в белоснежном цвету...
x x x

Перед шумной толпой
закрыты ворота храма -
вишни цветут в тиши...
x x x

То утонут в цветах,
то блеснут меж стволов сосновых
светлые нити дождя...
x x x

Сердце мое
там, в кипени вешних садов -
скорее туда!
x x x

Все в лиловых цветах,
поле редькой засажено густо -
храм Дайтокудзи...
x x x

Ветер весенний!
Друга за плечи обняв,
стою на холме...
x x x

На переправе
ямабуки глядят из воды -
будто бы тонут...
x x x

Ветвь дикой розы
в руках у меня согнулась
и сломалась под ветром...
x x x

Верно, нам не прожить
без тревоги, без вечной печали
по весне уходящей...
x x x

Скорбеть о весне -
о жизни своей быстротечной
безнадежно скорбеть...

ЛЕТО
(пятая луна - седьмая луна)
x x x

Заглядевшись на солнце,
незаметно забрел я в сад -
а там пионы в цвету!
x x x

Хоть и зовется
цветок этот "белый пион" -
в нем алых прожилок сеть...
x x x

Торговец рассадой,
разложив в переулке товар,
зазывает на голоса...
x x x

Там, вдалеке,
подросших саженцев листья
шелестят на ветвях...
x x x

И вдруг предо мной
город в праздничной суматохе -
Восточные горы...
x x x

Навевает печаль
вид этой "столичной травы"
на лугу заброшенном Уда...
x x x

Сердце мое
порой беззаботно алеет,
словно маковый цвет...
x x x

Хижину эту,
что стоит на тропе луговой,
я назвал бы "Обитель роз"...
x x x

Веет печалью
от старинных ступеней храма -
вокруг шиповник в цвету...
x x x

У подножья Асама
в уезде Северный Саку
зреет ячмень на полях...
x x x

Грущу о былом -
в обрамленье ирисов алых
журчащий ручей...
Ночлег на лугу
Короткая ночь -
то и дело проносятся звезды
прямо над головой...
x x x

Может, и впрямь
не движется наш корабль? -
Море в сезон дождей...
x x x

Светлячок пролетел -
это значит, где-нибудь рядом
непременно должна быть вода...
x x x

О, как ночь коротка!
Сторожка близ росного поля -
ночлег мой в пути...
x x x

Вот огни светляков,
застигнутых ливнем вечерним,
растворились во мгле...
x x x

Вечерние тени
даже на травах речных
стали заметней...
x x x

В солнечных бликах
искрится вода канала -
рыбаки на рассвете...
x x x

Что там за люди
под занавеской рогожной
в рыбачьей лодке?..
x x x

По склону взбираюсь,
муравьиные стежки топчу -
тропинка в горах...
x x x

Все жду, что кукушка
под луною сейчас запоет, -
родные края...
Иокогама в утро моего возвращения из Франции
Передо мною
огромный раскинулся порт,
зеленью окаймлен...
x x x

Из-под сени ветвей
выхожу на солнце - белеют
маковые головки...

ОСЕНЬ
(восьмая луна - десятая луна)
x x x

Павлонии лист,
согретый осенним солнцем,
с ветки сорвался...
x x x

В лунную ночь
загорелась на небосклоне
среди прочих моя звезда...
x x x

Цветочный базар.
Роса горных тропок - мне тоже
скоро по ним бродить...
x x x

Среди множества крыш
я, кажется, различаю
цветочный базар...
x x x

Навещаю погост.
О, как малы и невзрачны
могилы предков!..
x x x

Мох зеленый примят -
видно, кто-то здесь поскользнулся.
Кладбищенская дорожка...
x x x

Одинокий жилец,
я в доме фонарь зажигаю,
подправляю фитиль...
x x x

О, если бы месяц
стал сегодня полной луною!
Все празднуют Бон...
x x x

Как ярко сияет
над долиною нашей месяц
в ночь праздника Бон!..
x x x

Напев плясовой -
о житейских делах немудреных
в песне поется...
x x x

Отложив сямисэн,
старик свой рассказ продолжает
при свете фейерверка...
x x x

Мимо порта родного
в сиянье полной луны
на корабле плыву...
x x x

Прямо по молнии
ходят босые крестьянки -
заливное поле...
x x x

Кончается осень.
В ясном свете луны замечаю,
как постарел мой гость...
x x x

Последние ливни
пронесшегося тайфуна -
снова и снова...
x x x

Того и гляди
кур дворовых живьем засушит
осенний вихрь...
x x x

Ночным мотылькам -
и тем полюбилась, как видно,
настольная лампа...
x x x

По отлогому склону,
где желтые хаги в цвету,
поезд ползет к перевалу...
x x x

О, хаги цветы,
тому, кто любуется вами,
что-нибудь нашепчите!..
x x x

Учителя голос,
усталый и приглушенный, -
вечерняя школа...
x x x

Сизый след прочертив,
по капле роса стекает
с листа банана...
x x x

Мацумуси пищит.
Мне все слышится: "Тятя, тятя!"
Нету матери у сироты...
x x x

Храмовый гонг
на луне отдается эхом.
Гора Курама...
x x x

Долго-долго висит
одинокое облачко в небе,
зацепившись за месяц...
x x x

Вот и померкло
сиянье луны на дороге
под уступом горным...
x x x

Всего лишь на миг
мелькнула поздняя птица,
туманную мглу пронзив...
x x x

Смотрю без конца
на картинку с видом осенним -
раскрытый веер*...
x x x

Мне жалко его -
на крючке беспомощно бьется
бычок усатый...
x x x

Бычков, что резвятся
меж кораллов в садах подводных,
ловлю на червя...
x x x

О, как дорога мне
росистая эта трава!
Вспоминаю былое...
x x x

Пурпурный мох
подстригаю - о звон ритмичный
садовых ножниц!..
x x x

Старый квартал -
лабиринт переулков.
Всюду сушат каштаны...
Такахара
Прозрачный воздух.
Девочка маму зовет...
Осенний день в Такахара.
В Цубахада со священником Хину
Волн осенних разбег
не увидит - но пусть хоть услышит
мой слепой собеседник!..
x x x

Золотая осень!
Как нитка, по склону вьется
извилистая тропа...
x x x

Золотая осень!
Смотрит вдаль из-под руки
юная островитянка...
x x x

Вослед облакам,
плывущим по небосклону,
ухожу и я...
Камакура*
Только ропот волны
и молчание древних надгробий
под небом осенним...
x x x

Ставлю вещи на свет
и смотрю, как рождаются тени
в полдень осенний...
x x x

Выхожу из ворот -
бьет в лицо, ступить не давая,
осенний вихрь...
x x x

Ветер осенний.
Интересно, что за дымок
над чащей вьется?
x x x

Давнишний приятель
одинокой старой сосны -
ветер осенний...
x x x

Под ветром осенним
поблекли, будто бы выцвели,
струи фонтана...
x x x

Снова в здешних краях
холодную пору встречаю -
вихрь осенний...
x x x

Если б наша любовь
была всего лишь капризом!..
Осенний сумрак.
x x x

"Темнеет уже!" -
где-то рядом голос ребенка.
Кончается осень.
x x x

В дождливые дни
вдвойне одиноко, тоскливо.
Кончается осень...
x x x

Осенние ливни.
К валуну случайно прилипшее
крылышко бабочки...
x x x

Осенние ливни.
Временами темнеет вода
в озере Бива...
x x x

Облаками затянет
вершину Такэ-горы -
и вновь мне грустно...

Катода
И здесь наблюдаю,
как тянутся птицы на юг
с гнездовий озерных...
Река Макацу, Павильон Четырех часов
Снова из облаков
появляются резвые пташки
в небе огромном...
x x x

Собран рис на полях -
теперь распустились повсюду
желтые хризантемы...
Южные горы в Миясиро
С голых склонов горы
спускаюсь вниз, на равнину,
где ромашки цветут...
Храм Сайхо к западу от столицы
Бурый мох
на крыше дзэнского храма
клюет пичуга...
x x x

В грустных раздумьях
я глаз не сомкнул, утешаясь:
"Верно, так ночь холодна..."
x x x

Любовью объят,
иду напрямик через поле,
раздвигая ромашки...
x x x

Ночью на остановке
от холода переминаюсь,
как озябшая нянька...
x x x

Промерз до костей -
на дворе постоялом ночую
у берега Удзи...
x x x

Голые ребятишки
на берегу в Ураясу.
Тростник цветущий...
x x x

На солнцепеке
по краям загнулись немного
соломенные циновки...
x x x

Пролетела на юг
птица с добычей в клюве -
ягода, наверно?
x x x

Позднюю осень
на горе Эйдзан я встречаю.
Воспоминанья...
x x x

Навещая больного,
каждый раз все отчетливей вижу:
поздняя осень...
x x x

И вот снова она -
та, что некогда тихо сказала:
"Поздняя осень..."
x x x

Исполинский клен
листвою рдеет тревожно,
готовый вспыхнуть...
x x x

Вот и еще одна
оголяется ветка клена...
Тишина повсюду.
x x x

Олений призыв
в отдаленье звучит, затихая, -
все печальней, печальней...
x x x

Кончик трости моей
осеннее поле измерил -
измеряет другое...
x x x

Вот и ты познаешь
печаль, что извечно сокрыта
в осени уходящей...

ЗИМА
(одиннадцатая луна - первая луна)
x x x

Первый зимний дождь -
в сердце моем надолго
останется он...
x x x

Открываю жаровню -
неподвижно висит над пеплом
сонный паук...
x x x

Солнечного тепла,
как видно, уже не дождаться
цветущим чайным кустам...
Тропа в Сага
Так я и шел
мимо чайных кустов цветущих
по тропинке в горах...
x x x

Так же, как храм,
и деревню назвали - Хорюдзи*...
Сеют пшеницу.
x x x

Как он несется
по теченью речушки горной,
стебель редьки с цветами!..
x x x

Взбаламутив ручей,
крестьянки моют усердно
позднюю редьку...
x x x

Сколько столетий
пережил столп соляной -
окаменевший ствол!..
x x x

Предпоследний в году,
назван месяц "малой весною"' -
по-весеннему воздух чист...
x x x

Пусть опадают,
пусть грудой на крышу ложатся
мерзлые листья!..
x x x

Примятый ногой,
он стал по-иному прекрасен,
листок увядший...
x x x

Дыма не видно -
никто не сжигает в садах
опавшие листья...
x x x

Подметенный мой двор
вновь устлать листвою опавшей
спешит старое дерево...
x x x

Выставив грудку,
голубь выпорхнул из-под ног.
Палые листья на склоне...
x x x

Скоро, скоро исчезнет
и эта сухая листва,
что кружит по саду...
x x x

Зимняя буря.
Тусклый свет фонаря, отраженный
в кадушке с водой...
x x x

И ты, шорох листьев,
опадающих с зимних дерев,
не смущай раздумий моих!..
x x x

Спите, токийцы!
В пору зимних дождей впервые
ночное затишье...
x x x

Не с этой ли ночи
за последние листья в саду
принялся ливень?..
x x x

Всюду, всюду звучит
над землей этот мерный рокот -
долгий "сливовый дождь"...
x x x

Вскоре затихнут
топоры дровосеков в горах -
время зимних дождей...
x x x

К югу от Токио
низко висит над землею
зимнее солнце...
x x x

Не тронуты увяданьем,
в зимнее небо возносятся
кроны старых деревьев...
x x x

Крики чаек морских -
снова встречаю сумерки
в хижине на берегу...
x x x

Прошелся вдоль берега,
фонариком высветив стаю
дремлющих чаек...
x x x

На правой щеке
зимнего солнца лучи.
Иду к горе Ураяма...
x x x

Лишь за одной
наблюдаю я в шумной стае
пролетных уток...
x x x

В небесную высь,
под тяжестью снега склоняясь,
упрямо рвутся деревья...
x x x

В сгустившейся мгле
стволы оголенных деревьев
так массивны и тяжелы...
x x x

Не в деревне ли Светляков
живут хозяева поля? -
Засохший тутовник...
x x x

Расходясь на развилке,
две ниточки тянутся вдаль -
тропинки в поле...
x x x

Нагнулся взглянуть
на увядший цветок хризантемы -
и овод тут как тут!
x x x

Неспешно ступает
по заснеженной зимней бахче
большая кошка...
x x x

Вот таким сохраню
этот тронутый увяданьем
цветок сурепки...
x x x

Выхожу из корчмы -
а мне вдогонку несется
тихая песня...
x x x

Девушка из корчмы,
что разносит рагу овощное, -
как она хороша собой!
x x x

Приятно смотреть
на огонь, в котором печется
горка сладких бататов!
x x x

Печеных бататов
заказал я на десять сэн -
оказалось так много!..
x x x

Меж зимних гор
затерявшаяся низина -
в ней храм Хорюдзи...
x x x

Зимнее солнце
освещает дальние горы.
Луг увядший...
x x x

Верно, угольщики
дробят на горе головешки -
отдается эхо...
x x x

Под сенью утеса
деревушка ютится в горах -
зимняя дорога...
x x x

Под окном у меня
в три голоса выкликают:
"Купите угля!"
x x x

Грудью встречая
студеный, порывистый ветер,
забываю на время старость...
x x x

Прошлый год, этот год -
будто годы на шест нанизали
один к одному...
x x x

Заголовки газетные
проглядываю бездумно -
стариковские весны...
x x x

Играют в волан -
слух ласкает мягкий, как масло,
столичный говор...
x x x

Набегают лениво
после шторма волна за волной -
первое затишье...
x x x

Как никогда,
я цветы пожалел сегодня
на зимнем ветру...
x x x

Возле хижины хлев
покосился под тяжестью снега -
мычит корова...
x x x

Оттепель в горах.
Коротаю в заснеженной хижине
долгий дождливый день...

НАЙТО МЭЙСЭЦУ

ИЗ КНИГИ "СОБРАНИЕ ХАЙКУ МЭЙСЭЦУ"

x x x

Вечерняя луна.
Над амбаром и над конюшней
ветви слив в цвету...
x x x

Мой собственный голос
обратно приносит ко мне
осенний вихрь...
x x x

Сверкает полоска -
речка Тама течет вдалеке
по зимнему лугу...
x x x

Весенний день -
как играют, переливаясь,
перья павлина!..
x x x

Брюшки мелькают -
пролетая в ворота шлюза,
падают лягушки...
x x x

В заброшенный дом
захожу, гэта не снимая.
Осенний ливень...
x x x

Луффа с плети свисает,
рядом белые огурцы.
Ветер осенний...
x x x

Фонарь засветив,
в час ночной человек гуляет
под цветущей сливой...
x x x

Сияет луна.
Ступил на мостик висячий -
скрипнули доски...
x x x

Лошаденке своей
возчик что-то толкует, толкует...
Холодная ночь.
x x x

Первый карп на шесте -
значит, есть мальчишка-японец
и под этим кровом!..
x x x

Слышно, как за окном
свой надел мотыжит крестьянин -
в почве много камней...
x x x

Мухи резвятся.
На тушечнице лучи
вешнего солнца...
x x x

С плеском плывет
упавший ствол по теченью -
вешняя река...
x x x

Растворяется в дымке
странствующий монах.
Колокол дальний...
x x x

Стая скворцов
пронеслась надо мною в небе -
прошумели крылья...
x x x

Получил подарок -
в чайной чашке домой несу
золотую рыбку...
x x x

Кисо-река
так сердита, а горы Кисо
расплылись в улыбке!
x x x

Над обрывом у моря
старый нищий с семейством своим -
с дочкой и внуком...
x x x

Колокольчик-фурин
купил, на веранде повесил -
а вот и ветер!..
x x x

Об одном лишь прошу -
о доброй горячей грелке.
Ну и мороз!
x x x

В прозрачной воде
неподвижны сонные рыбы.
Ветер осенний...
x x x

Зимние дожди.
Все молчат - и так же безмолвна
лодка у причала...
x x x

Поселилась в луче -
и за солнышком переползает
зимняя муха...
x x x

Будто перед собой
послушную бабочку гонит -
шагает нищий...

ИИДА ДАКОЦУ

ИЗ КНИГИ "МОЙ ПРИЮТ В ГОРАХ"

x x x

Гуляю в горах
меж развалин старого замка.
Холода поздней весной...
x x x

Над кряжем Ооги
протянулась гряда облаков.
Таянье снега...
x x x

В горной глуши
туманом зимним сокрыты
птицы на голых деревьях...
x x x

Круглая, точно луна,
наползает темная туча
на лунный лик...
x x x

Весна холодна.
Лунным светом залиты предгорья.
Мой приют случайный...
x x x

Чем выше взбираюсь,
тем знойное марево гуще -
тропинка в горах...

Заметки в горной хижине
Где-то вдали
свищет ветер по горным дебрям.
Таянье снега...
x x x

Осенняя морось.
Никнет папоротник меж камней
на горных кручах...
x x x

Дует западный ветер.
От дождей прибывает вода,
рокоча на порогах...
x x x

Сквозь зимнюю мглу
клекот коршуна в отдаленье.
Гора Иоэ...
x x x

В ночь новолуния
играет месяцу мальчик
на пастушьей свирели...
x x x

Ветерок чуть колышет
лиловые волны глициний,
оплетающих выступы гор...
x x x

В горной глуши,
где плывут облака над лесами, -
концерт цикад...
Синтоистское святилище у подножия горы в Одани
Нежданная оттепель.
Растекся туман клубами,
поплыл над плетнем...
x x x

Орхидея весной
белеет на голом утесе
в зелени мха...

Глубоко скорблю о безвременной кончине Акутагава Рюноскэ
Душа человека...
С одним лишь сравнима она -
со светляком осенним...
x x x

Меж облаков
первый снег осенний кружится -
дороги странствий...
x x x

В корзинке плетеной
пурпур жаркого бабьего лета -
полевые цветы...
x x x

С землею смешались
опавшие листья в горах -
этот запах прели!..
x x x

Чуть заметно дрожит
ветка сливы в бутонах набухших -
взлетела ворона...
x x x

Летние странствия.
Вдруг донесся звон колокольный
из храма Дзэнко...
x x x

Дым костров полевых, -
отнесенный в сторону ветром,
он плывет над волнами...
x x x

В ночь Танабата*
объяла кромешная мгла
землю и небо...
x x x

Душно - нечем дышать
в селе у подножья Сигэ.
Цветы мимозы...
x x x

В поднебесье летит
среди ночи громкое пенье -
лягушки с полей...
x x x

Вот и вышла луна -
все вокруг так отчетливо видно!
Сезон дождей уже близок...
x x x

Ветер с гор - это он
под вечер волнует, колышет
спелый рис на полях...
x x x

Как поникли вокруг
осенние жухлые травы!
Дождь над горами...
x x x

Я прикоснулся
к горячей ее руке -
дочка торговца углем!..
x x x

Двенадцатый месяц*.
Увенчаны яркими звездами
снежные шапки гор...
x x x

Начало весны.
Фонарей мерцанье сквозь дымку
над пирующими в саду...
x x x

На другом берегу,
за рекою, тучи толпятся
у горного храма...
x x x

Под ливнем осенним
за цветами пошла она в горы...
Этот девичий лик!
x x x

Я дверь прикрываю,
с деревьев глаз не сводя, -
осенний сумрак...
x x x

Ветер осенний.
Светят вдали морякам
огни желанного порта...
x x x

Как в былые века,
дрожит и колышется пламя -
выжигают поля...
x x x

Осенний погожий день.
Жницы перед началом работы
собрались за чаем...
x x x

Полог от комаров.
Дотлевают утром осенним
в очаге вчерашние угли...
В уединении горной хижины
Затерялись в снегах
все дороги родного края.
Греюсь у очага...
x x x

Снег уже не идет.
Серебрится зимняя шапка,
как большая рыба...
x x x

Сегодня сварил
океанских креветок к обеду -
лето уж близко...
x x x

Тидори во мгле -
о месяце предрассветном
горько тоскует...
x x x

Уж не фазан ли
в корзинке плетеной лежит?
Горы весною...

ИЗ КНИГИ "ВОЛШЕБНАЯ ПОЛЯНА"

x x x

Уходит весна.
Над путником в облачных высях -
клич перелетных гусей...
x x x

Полдневная тишь
у бочага лесного -
цветы осота...
x x x

О, неистребимый
первозданный запах земли
под зимним солнцем!..
x x x

Пустотою небес
бурый ком земли окружен...
Осень в бамбуковой роще.
x x x

Небо пустынно.
Солнце вершит свой путь.
Зима в горном краю...
x x x

В снежном краю
ярко светит зимнее солнце.
Лодка на озере...
x x x

Весна наступила.
На магнолии ярость излив,
угомонился ливень...
x x x

Луна закатилась.
Тидори вьются тревожно
вокруг Большого Ковша...
На водах в Хаккоцу
Уж не оттого ли
и волны на быстрине? -
Ветер листву колышет...
x x x

Осенние звезды
в неведомой тонут дали.
Тутовник в поле...
x x x

Сквозь легкий туман
пробивается яркое солнце.
Паданцы на земле...
x x x

Все дальше и дальше
уплывает луна в небесах
над выжженным полем...
x x x

Нырнув в облака,
вместе с ними несутся на север
ласточки по весне...
x x x

Осенняя морось.
Остались стоять на жнивье
две-три метелки мисканта...
x x x

Над храмом Цуба
грозовые тучи клубятся -
призывный гул гонга...
x x x

Пришла их пора -
под ветром осенним склонились
метелки мисканта...
x x x

У двери моей
от ветра звенит колокольчик*.
Гранаты в цвету...
x x x

Лепестки хризантем
потревожены ливнем внезапным
в эту лунную ночь...
x x x

Магнолии отцвели.
Созревает конский каштан.
Первый ливень осенний...
x x x

Под ноги глядя,
по лесу бреду наугад.
Начинается осень...
x x x

Колокольчик железный
позвякивает на ветру
в осенний полдень...
x x x

Коршун над лугом
взмывает ввысь, к облакам, -
весну почуял!..
x x x

Радуга меркнет.
Заалели в закатных лучах
овощи в корзине...
x x x

Потухший вулкан.
Земляника в траве по склону
так прохладна на ощупь...
x x x

Одинок и печален,
повис меж верхушек дерев
диск закатного солнца...
x x x

Заслонку открыл -
так медленно и неохотно
загораются угли...
x x x

Дал приют соловью
в холодную эту пору
аралии поздний цвет...
x x x

Облака белеют.
На деревьях в хвойном лесу
стрекот цикад весенних...
x x x

Солнце палит.
В тесные клетки зверинца
приходит лето...
x x x

Цикады поют.
Поздней ночью луны сиянье
над морем деревьев...
x x x

Тронул штору над входом -
прохладен гладкий бамбук
порою осенней...
x x x

Коршун парит
в облаках над горной вершиной.
Печалюсь, что год на исходе...

ИЗ КНИГ "ЭХО В ГОРАХ" "БЕЛЫЕ ВЕРШИНЫ"

Поездка в Сирахонэ, в край Синано
Звон осенних цикад.
Ясный день в березовой роще
близ целебных вод Сирахонэ...
Порт в Аомори
В печке пылают дрова.
За окном над студеным морем
кружатся чайки...
x x x

Холодом дышит
ночное февральское небо
над вулканом потухшим...
x x x

Где-то крикнул фазан.
Дождь над озером в чаше вулкана -
прощальный привет весны...
x x x

В горной хижине холодной ночью наслаждаюсь поэзией хайку...
О, зелень листвы
в серебристом лунном сиянье,
пронизавшем студеную ночь!..
x x x

Ненароком попал
в деловитые будни фотографа -
цветущей аралии куст...
x x x

На могиле в горах
под осенним дождем распустился
запоздалый цветок...
x x x

Капли темной воды
блестят под луной на корзине
с бакланом рыбачьим*...
x x x

Пальма в кадке цветет...
Сквозь вечерние тучи мерцают
звезды - так далеки!..
x x x

С ущербной луной
поздней осенью гуси сдружились
у себя на пруду...
x x x

Цветущий тростник
блики радуги затеняет
на водной глади...
x x x

Цикаду поймал,
взглянул ей в глаза и понял -
подходит осень...
x x x

Отпустили морозы -
под луной жучки-древоточцы
блестят на ступеньках...
x x x

Чистит пашню к весне,
посадив на закорки младенца,
крестьянка в поле...
x x x

Клубника в теплице.
Все глубже день ото дня
лазурь зимнего неба...
x x x

Над теплицей во мгле
едва народившийся месяц -
год подходит к концу...
x x x

Мокнут могилы.
Павлониям впору цвести -
так тепла земля на погосте...
x x x

И следа не осталось
от сверчков, что кишели в полях
совсем недавно...
x x x

В горной глуши
заливается под луною
хор озябших цикад...
На озере под сенью отвесного горного уступа
В зимний пасмурный день
за пазухой согреваю
от дома холодный ключ...
К вершине Якэ
Ветер осенний!
Клубами возносится дым
над остроконечным пиком...
x x x

Рассеялись ночью
сгустившиеся облака.
Осенние горы...
x x x

Ясный майский денек -
метелки щетинника гнутся
под свежим ветром...
x x x

Акации цвет!
Вьются пчелы - нектар добывая,
забыли о сотах...
x x x

Солнцем залита даль.
В саду на крутом уступе,
как всегда, ни души...
x x x

Над бухтой Вака
при южном ветре попутном
коршун взмывает ввысь...
x x x

Дождь осенний утих -
и над Исо-горой раздается
плач последних цикад...
Вспоминаю былое на горе Тэммоку

Ли Бо. Поэзия в переводах А.И.Гитовича

Ли Бо. Поэзия (в переводах А.И.Гитовича

                  Смотрю на водопад в горах Лушань

                      За сизой дымкою вдали
                      Горит закат,

                      Гляжу на горные хребты,
                      На водопад.

                      Летит он с облачных высот
                      Сквозь горный лес -

                      И кажется: то Млечный Путь
                      Упал с небес.


                В горах Лушань смотрю на юго-восток,
                        на пик Пяти Стариков

                    Смотрю на пик Пяти Стариков,
                    На Лушань, на юго-восток.

                    Он поднимается в небеса,
                    Как золотой цветок.

                    С него я видел бы все кругом
                    И всем любоваться мог...

                    Вот тут бы жить и окончить мне
                    Последнюю из дорог.


                        Храм на вершине горы

                      На горной вершине
                      Ночую в покинутом храме.

                      К мерцающим звездам
                      Могу прикоснуться рукой.

                      Боюсь разговаривать громко:
                      Земными словами

                      Я жителей неба
                      Не смею тревожить покой


                        Летним днем в горах

                       Так жарко мне -
                       Лень веером взмахнуть.

                       Но дотяну до ночи
                       Как-нибудь.

                       Давно я сбросил
                       Все свои одежды -

                       Сосновый ветер
                       Льется мне на грудь.


                Навещаю отшельника на горе Дайтянь,
                          но не застаю его


                      Собаки лают,
                      И шумит вода,

                      И персики
                      Дождем орошены.

                      В лесу
                      Оленей встретишь иногда,

                      А колокол
                      Не слышен с вышины.

                      За сизой дымкой
                      Высится бамбук,

                      И водопад
                      Повис среди вершин...

                      Кто скажет мне,
                      Куда ушел мой друг?

                      У старых сосен
                      Я стою один.


          О том, как Юань Дань-цю жил отшельником в горах

                         В восточных горах
                         Он выстроил дом

                         Крошечный -
                         Среди скал.

                         С весны он лежал
                         В лесу пустом

                         И даже днем
                         Не вставал.

                         И ручейка
                         Он слышал звон

                         И песенки
                         Ветерка.

                         Ни дрязг и ни ссор
                         Не ведал он -

                         И жить бы ему
                         Века.


           Слушаю, как монах Цзюнь из Шу играет на лютне

                      С дивной лютней
                      Меня навещает мой друг,

                      Вот с вершины Эмэя
                      Спускается он.

                      И услышал я первый
                      Томительный звук -

                      Словно дальних деревьев
                      Таинственный стон.

                      И звенел,
                      По камням пробегая, ручей,

                      И покрытые инеем
                      Колокола

                      Мне звучали
                      В тумане осенних ночей.

                      Я, старик, не заметил,
                      Как ночь подошла.


                Весенним днем брожу у ручья Лофутань

                        Один, в горах,
                        Я напеваю песню,

                        Здесь, наконец,
                        Не встречу я людей.

                        Все круче склоны,
                        Скалы все отвесней,

                        Бреду в ущелье,
                        Где течет ручей.

                        И облака
                        Над кручами клубятся,

                        Цветы сияют
                        В дымке золотой.

                        Я долго мог бы
                        Ими любоваться

                        Но скоро вечер,
                        И пора домой.


                  Зимним днем возвращаюсь к своему
                       старому жилищу в горах

                       С глаз моих утомленных
                       Еще не смахнул я слезы,

                       Еще не смахнул я пыли
                       С чиновничьего убора.

                       Единственную тропинку
                       Давно опутали лозы,

                       В высоком и чистом небе
                       Сияют снежные горы.

                       Листья уже опали,
                       Земля звенит под ногою,

                       И облака застыли
                       Так же, как вся природа.

                       Густо бамбук разросся
                       Порослью молодою,

                       А старое дерево сгнило -
                       Свалилось в речную воду.

                       Откуда-то из деревни
                       Собака бежит и лает,

                       Мох покрывает стены,
                       Пыльный, пепельно-рыжий.

                       Из развалившейся кухни -
                       Гляжу - фазан вылетает,

                       И старая обезьяна
                       Плачет на ветхой крыше.

                       На оголенных ветках
                       Молча расселись птицы,

                       Легла звериная тропка
                       Возле знакомой ели.

                       Книги перебираю -
                       Моль на них шевелится,

                       Седая мышь выбегает
                       Из-под моей постели.

                       Надо правильно жить мне -
                       Может быть, мудрым буду?

                       Думаю о природе,
                       Жизни и человеке.

                       Если опять придется
                       Мне уходить отсюда -

                       Лучше уйду в могилу,
                       Сгину в земле навеки.


                  Одиноко сижу в горах Цзинтиншань

                    Плывут облака
                    Отдыхать после знойного дня,

                    Стремительных птиц
                    Улетела последняя стая.

                    Гляжу я на горы,
                    И горы глядят на меня,

                    И долго глядим мы,
                    Друг другу не надоедая.


                         Глядя на гору Айвы

                    Едва проснусь -
                    И вижу я уже:

                    Гора Айвы.
                    И так - весь день-деньской,

                    Немудрено,
                    Что "кисло" на душе:

                    Гора Айвы
                    Всегда передо мной.


                  Рано утром выезжаю из замка Боди

                  Я покинул Боди
                  Что стоит средь цветных облаков,

                  Проплывем по реке мы
                  До вечера тысячу ли.

                  Не успел отзвучать еще
                  Крик обезьян с берегов -

                  А уж челн миновал
                  Сотни гор, что темнели вдали.


                   Ночью, причалив у скалы Нючжу,
                         вспоминаю древнее

                   У скалы Нючжу я оставил челн,
                   Ночь блистает во всей красе.

                   И любуюсь я лунным сиянием волн,
                   Только нет генерала Се.

                   Ведь и я бы мог стихи прочитать, -
                   Да меня не услышит он...

                   И попусту ночь проходит опять,
                   И листья роняет клен.


                            Белая цапля

                       Вижу белую цаплю
                       На тихой осенней реке;

                       Словно иней, слетела
                       И плавает там, вдалеке.

                       Загрустила душа моя,
                       Сердце - в глубокой тоске.

                       Одиноко стою
                       На песчаном пустом островке.


                        Стихи о Чистой реке

                       Очищается сердце мое
                       Здесь, на Чистой реке;

                       Цвет воды ее дивной -
                       Иной, чем у тысячи рек.

                       Разрешите спросить
                       Про Синьань, что течет вдалеке:

                       Так ли камешек каждый
                       Там видит на дне человек?

                       Отраженья людей,
                       Словно в зеркале светлом, видны,

                       Отражения птиц -
                       Как на ширме рисунок цветной.

                       И лишь крик обезьян,
                       Вечерами, среди тишины,

                       Угнетает прохожих,
                       Бредущих под ясной луной.


               Брожу у родника Цинлэнцзюань у Наньяна

                        Мне жаль, что солнце
                        В дымке золотой

                        Уже склонилось
                        Низко над водой.

                        И свет его
                        Течет за родником,

                        И путник
                        Снова вспоминает дом.

                        Напрасно
                        Песни распевал я тут -

                        Умолкнув, слышу:
                        Тополя поют.


                          Струящиеся воды

                         В струящейся воде
                         Осенняя луна.

                         На южном озере
                         Покой и тишина.

                         И лотос хочет мне
                         Сказать о чем-то грустном,

                         Чтоб грустью и моя
                         Душа была полна.


             Осенью поднимаюсь на северную башню Се Тяо
                            в Сюаньчэне

                        Как на картине,
                        Громоздятся горы

                        И в небо лучезарное
                        Глядят.

                        И два потока
                        Окружают город,

                        И два моста,
                        Как радуги, висят.

                        Платан застыл,
                        От холода тоскуя,

                        Листва горит
                        Во всей своей красе.

                        Те, кто взойдут
                        На башню городскую,

                        Се Тяо вспомнят
                        Неизбежно все.


                          Лиловая глициния

                   Цветы лиловой дымкой обвивают
                   Ствол дерева, достигшего небес,

                   Они особо хороши весною -
                   И дерево украсило весь лес.

                   Листва скрывает птиц поющих стаю,
                   И ароматный легкий ветерок

                   Красавицу внезапно остановит,
                   Хотя б на миг - на самый краткий срок.


                       Сосна у южной веранды

                       У южной веранды
                       Растет молодая сосна,

                       Крепки ее ветки
                       И хвоя густая пышна.

                       Вершина ее
                       Под летящим звенит ветерком,

                       Звенит непрерывно,
                       Как музыка, ночью и днем.

                       В тени, на корнях,
                       Зеленеет, курчавится мох,

                       И цвет ее игл -
                       Словно темно-лиловый дымок.

                       Расти ей, красавице,
                       Годы расти и века,

                       Покамест вершиной
                       Она не пронзит облака.


                                Жду

                   За кувшином вина
                   Я послал в деревенский кабак,

                   Но слуга почему-то
                   Пропал - задержался в пути.

                   На холмах на закате
                   Горит расцветающий мак,

                   И уж самое время,
                   Чтоб рюмку к губам поднести.

                   Потихоньку б я пил,
                   У восточного сидя окна,

                   И вечерняя иволга
                   Пела бы мне за окном.

                   Ветерок прилетел бы,
                   И с ним - захмелев от вина

                   Утомленному путнику
                   Было б нескучно вдвоем.


                            Среди чужих

                      Прекрасен крепкий аромат
                      Ланьлинского вина.

                      Им чаша яшмовая вновь,
                      Как янтарем, полна.

                      И если гостя напоит
                      Хозяин допьяна -

                      Не разберу: своя ли здесь,
                      Чужая ль сторона.


                       Под луной одиноко пью

I

                     Среди цветов поставил я
                     Кувшин в тиши ночной

                     И одиноко пью вино,
                     И друга нет со мной.

                     Но в собутыльники луну
                     Позвал я в добрый час,

                     И тень свою я пригласил -
                     И трое стало нас.

                     Но разве, - спрашиваю я, -
                     Умеет пить луна?

                     И тень, хотя всегда за мной
                     Последует она?

                     А тень с луной не разделить,
                     И я в тиши ночной

                     Согласен с ними пировать,
                     Хоть до весны самой.

                     Я начинаю петь - и в такт
                     Колышется луна,

                     Пляшу - и пляшет тень моя,
                     Бесшумна и длинна.

                     Нам было весело, пока
                     Хмелели мы втроем.

                     А захмелели - разошлись,
                     Кто как - своим путем.

                     И снова в жизни одному
                     Мне предстоит брести

                     До встречи - той, что между звезд,
                     У Млечного Пути.

II

                    О, если б небеса, мой друг,
                    Не возлюбили бы вино -

                    Скажи: Созвездье Винных Звезд
                    Могло ли быть вознесено?

                    О, если б древняя земля
                    Вино не стала бы любить -

                    Скажи: Источник Винный мог
                    По ней волну свою струить?

                    А раз и небо, и земля
                    Так любят честное вино -

                    То собутыльникам моим
                    Стыдиться было бы грешно.

                    Мне говорили, что вино
                    Святые пили без конца,

                    Что чарка крепкого вина
                    Была отрадой мудреца.

                    Но коль святые мудрецы
                    Всегда стремились пить вино -

                    Зачем стремиться в небеса?
                    Мы здесь напьемся - все равно.

                    Три кубка дайте мне сейчас -
                    И я пойду в далекий путь.

                    А дайте доу выпить мне -
                    Сольюсь с природой как-нибудь.

                    И если ты, мой друг, найдешь
                    Очарование в вине -

                    Перед ханжами помолчи -
                    Те не поймут: расскажешь мне.


                            Развлекаюсь

                     Я за чашей вина
                     Не заметил совсем темноты,

                     Опадая во сне,
                     Мне осыпали платье цветы.

                     Захмелевший, бреду
                     По луне, отраженной в потоке.

                     Птицы в гнезда летят,
                     А людей не увидишь здесь ты...


                       Провожу ночь с другом

                       Забыли мы
                       Про старые печали -

                       Сто чарок
                       Жажду утолят едва ли,

                       Ночь благосклонна
                       К дружеским беседам,

                       А при такой луне
                       И сон неведом,

                       Пока нам не покажутся,
                       Усталым,

                       Земля - постелью,
                       Небо - одеялом.


                     С отшельником пью в горах

                      Мы выпиваем вместе -
                      Я и ты,

                      Нас окружают
                      Горные цветы.

                      Вторая чарка,
                      И восьмая чарка,

                      И так мы пьем
                      До самой темноты.

                      И, захмелев,
                      Уже хочу я спать;

                      А ты - иди.
                      Потом придешь опять:

                      Под утро
                      Лютню принесешь с собою,

                      А с лютнею -
                      Приятней выпивать.


                   С кубком в руке вопрошаю луну

                С тех пор, как явилась в небе луна -
                Сколько прошло лет?

                Отставив кубок, спрошу ее -
                Может быть, даст ответ.

                Никогда не взберешься ты на луну,
                Что сияет во тьме ночной.

                А луна - куда бы ты ни пошел -
                Последует за тобой.

                Как летящее зеркало, заблестит
                У дворца Бессмертных она.

                И сразу тогда исчезает мгла -
                Туманная пелена.

                Ты увидишь, как восходит луна
                На закате, в вечерний час.

                А придет рассвет - не заметишь ты,
                Что уже ее свет погас.

                Белый заяц на ней лекарство толчет,
                И сменяет зиму весна.

                И Чан Э в одиночестве там живет -
                И вечно так жить должна.

                Мы не можем теперь увидеть, друзья,
                Луну древнейших времен.

                Но предкам нашим светила она,
                Выплыв на небосклон.

                Умирают в мире люди всегда -
                Бессмертных нет среди нас, -

                Но все они любовались луной,
                Как я любуюсь сейчас.

                Я хочу, чтобы в эти часы, когда
                Я слагаю стихи за вином, -

                Отражался сияющий свет луны
                В золоченом кубке моем.


                              За вином

                    Говорю я тебе:
                    От вина отказаться нельзя, -

                    Ветерок прилетел
                    И смеется над, трезвым, тобой.

                    Погляди, как деревья -
                    Давнишние наши друзья,

                    Раскрывая цветы,
                    Наклонились над теплой травой.

                    А в кустарнике иволга
                    Песни лепечет свои,

                    В золотые бокалы
                    Глядит золотая луна.

                    Тем, кто только вчера
                    Малолетними были детьми,

                    Тем сегодня, мой друг,
                    Побелила виски седина.

                    И терновник растет
                    В знаменитых покоях дворца.

                    На Великой террасе
                    Олени резвятся весь день.

                    Где цари и вельможи? -
                    Лишь время не знает конца,

                    И на пыльные стены
                    Вечерняя падает тень.

                               -----

                    Все мы смертны. Ужели
                    Тебя не прельщает вино?

                    Вспомни, друг мой, о предках
                    Их нету на свете давно.


                              Экспромт

                          Подымаю меч
                          И рублю ручей -

                          Но течет он
                          Еще быстрей.

                          Подымаю кубок,
                          И пью до дна -

                          А тоска
                          Все так же сильна.


                           Проводы друга

                    Там, где синие горы
                    За северной стали стеной,

                    Воды белой реки
                    Огибают наш город с востока.

                    На речном берегу
                    Предстоит нам расстаться с тобой,

                    Одинокий твой парус
                    Умчится далеко-далеко.

                    Словно легкое облачко,
                    Ветер тебя понесет.

                    Для меня ты - как солнце,
                    Ужели же время заката?

                    Я рукою машу тебе -
                    Вот уже лодка плывет.

                    Конь мой жалобно ржет -
                    Помнит: ездил на нем ты когда-то.


              Прощаюсь с другом у беседки Омовения Ног

                       У той дороги,
                       Что ведет в Гушу,

                       С тобою, друг,
                       В беседке я сижу.

                       Колодец
                       С незапамятных времен

                       Здесь каменной оградой
                       Обнесен.

                       Здесь женщины,
                       С базара возвратясь,

                       Смывают с ног своих
                       И пыль и грязь.

                       Отсюда -
                       Коль на остров поглядишь

                       Увидишь:
                       Белый там растет камыш...

                       ...Я голову
                       Поспешно отверну,

                       Чтоб ты не видел
                       Слов моих волну.


                          Провожаю друга,
              отправляющегося путешествовать в ущелья

                     Любуемся мы,
                     Как цветы озаряет рассвет.

                     И все же грустим:
                     Наступает разлука опять.

                     Здесь вместе с тобою
                     Немало мы прожили лет.

                     Но в разные стороны
                     Нам суждено уезжать.

                     Скитаясь в ущельях,
                     Услышишь ты крик обезьян,

                     Я стану в горах
                     Любоваться весенней луной.

                     Так выпьем по чарке -
                     Ты молод, мой друг, и не пьян:

                     Не зря я сравнил тебя
                     С вечнозеленой сосной.


                Провожаю гостя, возвращающегося в У

                     Тихий дождик окончился.
                     Выпито наше вино.

                     Без тебя мне осталось
                     Сидеть одному у воды

                     На речном перекате,
                     С вечнозеленой сосной.

                     И под парусом лодка твоя
                     По реке полетела.

                     Много будет тебе на пути
                     Испытаний дано,

                     А вернешься домой -
                     И слоняться там станешь без дела.

                     Здесь, на острове нашем,
                     Уже расцветают цветы,

                     И плакучие ивы
                     Листву над рекою склонили.


                       Провожаю Юань Мин-фу,
                 назначенного начальником в Чанцзян

                       Ивы зелены -
                       Мы расстаемся весной,

                       За вином расстаемся,
                       За чаркой хмельной.

                       И по древней дороге
                       Ты с лютней пойдешь

                       Через сотни ущелий,
                       Бросающих в дрожь.

                       Здесь деревья
                       Под теплым цветут ветерком,

                       А туда ты пойдешь
                       Под осенним дождем.

                       Но в Чанцзяне
                       Наступит зато благодать

                       И собаки там будут
                       Не лаять, а спать.


                           Беседка Лаолао

                        Здесь душу ранит
                        Самое названье

                        И тем, кто провожает,
                        И гостям.

                        Но ветер,
                        Зная горечь расставанья,

                        Все не дает
                        Зазеленеть ветвям.


                       Посвящаю Мэн Хао-жаню

                       Я учителя Мэн
                       Почитаю навек.

                       Будет жить его слава
                       Во веки веков.

                       С юных лет
                       Он карьеру презрел и отверг -

                       Среди сосен он спит
                       И среди облаков.

                       Он бывает
                       Божественно пьян под луной,

                       Не желая служить -
                       Заблудился в цветах.

                       Он - гора.
                       Мы склоняемся перед горой.

                       Перед ликом его -
                       Мы лишь пепел и прах.


                 Шутя, преподношу моему другу Ду Фу

                    На вершине горы,
                    Где зеленые высятся ели,

                    В знойный солнечный полдень
                    Случайно я встретил Ду Фу.

                    Разрешите спросить:
                    Почему вы, мой друг, похудели -

                    Неужели так трудно
                    Слагать за строфою строфу?


                Провожаю Ду Фу на востоке округа Лу
                           у горы Шимэнь

                    Мы перед разлукой
                    Хмельны уже несколько дней,

                    Не раз поднимались
                    По склонам до горных вершин.

                    Когда же мы встретимся
                    Снова, по воле своей,

                    И снова откупорим
                    Наш золоченый кувшин?

                    Осенние волны
                    Печальная гонит река,

                    Гора бирюзовою
                    Кажется издалека.

                    Нам в разные стороны
                    Велено ехать судьбой -

                    Последние кубки
                    Сейчас осушаем с тобой.


                       Посылаю Ду Фу из Шацю

                     В конце концов для чего
                     Я прибыл, мой друг, сюда?

                     В безделье слоняюсь здесь,
                     И некому мне помочь.

                     Без друга и без семьи
                     Скучаю, как никогда,

                     А сосны скрипят, скрипят
                     По-зимнему, день и ночь.

                     Луское пью вино,
                     Но пей его хоть весь день -

                     Не опьяняет оно:
                     Слабое, милый друг.

                     И сердце полно тоской,
                     И, словно река Вэнь,

                     Безудержно, день и ночь
                     Стремится к тебе - на юг.


           Шутя, посвящаю Чжэн Яню, начальнику уезда Лиян

                      Тао - начальник уезда -
                      Изо дня в день был пьян,

                      Так что не замечал он -
                      Осень или весна.

                      Разбитую свою лютню
                      Слушал, как сквозь туман,

                      Сквозь головную косынку
                      Вино он цедил спьяна.

                      Лежал под окном у дома
                      Беспечный поэт седой,

                      Себя называл человеком
                      Древнейших времен земли.

                      ...Когда я к тебе приеду -
                      Осенью или весной, -

                      Надеюсь, что мы напьемся
                      В славном уезде Ли.


                                Жене

                       Весь долгий год
                       Я пьяный, как обычно.

                       Так - день за днем.
                       И все признать должны, -

                       Что мы по сути дела
                       Не отличны

                       От Чжоу Цзэ
                       И от его жены.


                    Воспеваю гранатовое дерево,
             растущее под восточным окном моей соседки

                       У соседки моей
                       Под восточным окном

                       Разгорелись гранаты
                       В луче золотом.

                       Пусть коралл отразится
                       В зеленой воде -

                       Но ему не сравниться с гранатом
                       Нигде.

                       Столь душистых ветвей
                       Не отыщешь вовек -

                       К ним прелестные птицы
                       Летят на ночлег.

                       Как хотел бы я стать
                       Хоть одной из ветвей,

                       Чтоб касаться одежды
                       Соседки моей.

                       Пусть я знаю,
                       Что нет мне надежды теперь, -

                       Но я все же гляжу
                       На закрытую дверь.


           Импровизация о хмельной красотке князя У-вана

                    Ветерок шелестит,
                    Над ночными ветвями струясь.

                    На террасе Гусу
                    Веселится подвыпивший князь.

                    А красотка Си Ши
                    Танцевать попыталась, хмельная,

                    Но уже засмеялась,
                    На ложе из яшмы склонясь.


             Оплакиваю славного сюаньчэнского винодела,
                            старика Цзи

                       Ты, старый друг,
                       Ушел в загробный мир,

                       Где, верно,
                       Гонишь ты вино опять.

                       Там - нет Ли Бо,
                       И кто устроит пир?

                       Кому вино
                       Ты станешь продавать?


                           Торговый гость

                      Торговый гость
                      На джонке вдаль умчится,

                      Шумит под ветром
                      Быстрая вода.

                      Его сравню я
                      С перелетной птицей:

                      Вот он исчез -
                      Не видно и следа.


                         Девушка из Сычуани

                      Быстрее реки этой
                      Люди еще не нашли:

                      По ней не плывут,
                      А летят, как стрела, корабли.

                      К десятой луне
                      Проплывет он три тысячи ли -

                      И скоро ль вернется
                      К просторам родимой земли?


                          Думы тихой ночью

                       У самой моей постели
                       Легла от луны дорожка.

                       А может быть, это иней?
                       Я сам хорошо не знаю.

                       Я голову поднимаю -
                       Гляжу на луну в окошко,

                       Я голову опускаю -
                       И родину вспоминаю.


                Весенней ночью в Лояне слышу флейту

                   Слышу: яшмовой флейты музыка,
                   Окруженная темнотой.

                   Пролетая, как ветры вешние,
                   Наполняет Лоян ночной.

                   Слышу "Сломанных ив" мелодию,
                   Грустью полную и тоской...

                   Как я чувствую в этой песенке
                   Нашу родину - сад родной!


                    В Сюаньчэне любуюсь цветами

                     Как часто я слушал
                     Кукушек лесных кукованье,

                     Теперь - в Сюаньчэне -
                     Гляжу на "кукушкин цветок".

                     А вскрикнет кукушка -
                     И рвется душа от страданья,

                     Я трижды вздыхаю
                     И молча гляжу на восток.


                       Вспоминаю горы Востока

                          В горах Востока
                          Не был я давно,

                          Там розовых цветов
                          Полным-полно.

                          Луна вдали
                          Плывет над облаками,

                          А в чье она
                          Опустится окно?


                      Песни "Осеннего берега"

I

                       Не с осенью ли схож
                       "Осенний берег"?

                       Он повергает странника
                       В печаль, -

                       И кто ее поймет,
                       И кто измерит,

                       Когда с горы
                       Он долго смотрит вдаль?

                       Он смотрит
                       В направлении Чанъаня,

                       Внизу течет
                       И пенится вода.

                       Он спрашивает
                       В горе и страданье:

                       "Ты вспомнишь обо мне
                       Хоть иногда?

                       Возьми же слез моих волну
                       С собой

                       И унеси их к другу -
                       В край родной".

II

                       Здесь всю ночь
                       Тоскуют обезьяны -

                       Станет белой
                       Желтая гора.

                       И река шумит
                       Во мгле туманной,

                       Сердце мне
                       Тревожа до утра.

                       Я хочу -
                       И не могу уехать,

                       Долго ль мне еще
                       Томиться тут?

                       Посмеяться бы
                       Хоть горьким смехом

                       Но лишь слезы
                       Из очей бегут.

III

                       Я здесь совсем еще
                       Недолго прожил,

                       Но в зеркало
                       Однажды посмотрел -

                       И вижу:
                       Волосы мои похожи

                       На белый снег
                       Или на белый мел.

IV

                       Здесь обезьянки
                       В заводи речной,

                       Похожие
                       На белые снежинки,

                       Играют
                       С отраженною луной

                       И корчат ей
                       Гримасы и ужимки.

V

                       Гостем я проживаю -
                       А мысли мои как в тумане.

                       Через силу гляжу на цветы -
                       А болеет душа.

                       Хоть и горы, и реки
                       Здесь выглядят словно в Яньсяне,

                       Но подуют ветра -
                       И как будто я снова в Чанша.

VI

                       Зажгло и землю и небо
                       Горнов жаркое пламя,

                       Красные искры смешались
                       С темно-лиловым дымом.

                       Поет меднолицый парень
                       И песня летит над нами,

                       И ветер ее разносит
                       По далям необозримым.


                  С "Осеннего берега" посылаю жене

                       Нету отдыха мне
                       Никогда и нигде -

                       Путь все дальше ведет
                       От родимого края.

                       Перебрался я в лодку,
                       Живу на воде,

                       И расстроился снова,
                       Письмо посылая.

                       Не дано нам с тобою
                       Скитаться вдвоем,

                       Ты на севере,
                       Я - на томительном юге.

                       С той поры,
                       Как семью я покинул и дом,

                       Что я знаю - три года -
                       О милой супруге?

                       Побледнело лицо,
                       На висках седина -

                       Как вернуть бы
                       Твою молодую улыбку?

                       Гость однажды приехал,
                       Хмельной от вина,

                       И в руках он держал
                       "Пятицветную рыбку".

                       Прочитал я
                       Парчовые знаки твои,

                       И казалось,
                       Что иероглифы рыдают.

                       Сотни рек, сотни гор
                       Преградили пути,

                       Но желанья и мысли
                       У нас совпадают.


                          Подношу Сыма Пэю

                       Цвет перьев зимородка
                       Цвет наряда

                       Красавицы,
                       Что в зале танцевала.

                       Кого по красоте
                       Поставлю рядом?

                       Одну луну -
                       И не смущусь нимало.

                       За грацию,
                       За красоту такую

                       Ее все дамы
                       Дружно поносили -

                       И государь
                       Изгнал ее, тоскуя,

                       Он, клевете поверивший
                       В бессилье.

                       И вот красавица
                       Живет в унынье,

                       Совсем изнемогая
                       От печали.

                       К соседям
                       Не заглядывает ныне,

                       Сидит за прялкой
                       Целыми ночами.

                       Но пусть она
                       Работает напрасно

                       И не следит, как прежде,
                       За собою -

                       И все-таки
                       Она еще прекрасна:

                       Таких немного встретишь
                       Под луною.

                               -----

                       Вот так и я, мой государь,
                       В печали -

                       Боюсь:
                       Надежды сбудутся едва ли.


                 При виде снега в местности Хуайхай

                                                 Посвящается Фу Ай

                   Здесь северный снег
                   Пролетает средь облачной мглы

                   И, следуя ветру,
                   Несется за берег морской.

                   Деревья у моря,
                   Как ранней весною, белы,

                   Прибрежный песок
                   Белоснежной покрыт пеленой.

                   С рекою Яньси
                   Вдохновенье связало меня,

                   Где Лянского князя
                   Пиры, что пригрезились мне?

                   Инчжунская песня
                   Плыла там, по струнам звеня.

                   Я песню окончил -
                   И снова грущу в тишине.


                На закате солнца вспоминаю Шаньчжун

                         Дождь кончился,
                         И в дымке голубой

                         Открылось небо
                         Дивной чистоты.

                         Восточный ветер
                         Обнялся с весной

                         И раскрывает
                         Юные цветы.

                         Но опадут цветы -
                         Уйдет весна.

                         И человек
                         Начнет вздыхать опять.

                         Хотел бы я
                         Все испытать сполна

                         И философский камень
                         Отыскать.


                            Без названия

                          И ясному солнцу,
                          И светлой луне

                          В мире
                          Покоя нет.

                          И люди
                          Не могут жить в тишине,

                          А жить им -
                          Немного лет.

                          Гора Пэнлай
                          Среди вод морских

                          Высится,
                          Говорят.

                          Там, в рощах
                          Нефритовых и золотых

                          Плоды,
                          Как огонь, горят.

                          Съешь один -
                          И не будешь седым,

                          А молодым
                          Навек.

                          Хотел бы уйти я
                          В небесный дым,

                          Измученный
                          Человек.


                      Стихи о краткости жизни

                        День промелькнет -
                        Он короток, конечно,

                        Но и столетье
                        Улетит в простор.

                        Когда простерлось небо
                        В бесконечность?

                        Десятки тысяч кальп
                        Прошло с тех пор.

                        И локоны у феи
                        Поседели -

                        То иней времени
                        Оставил след.

                        Владыка
                        Взор остановил на деве -

                        И хохот слышен
                        Миллионы лет.

                        Остановить бы
                        Шестерых драконов

                        И привязать их
                        К дереву Фусан,

                        Потом, Небесный Ковш
                        Вином наполнив,

                        Поить - чтоб каждый
                        Намертво был пьян.

                               -----

                        Хочу ли
                        Знатным и богатым быть?

                        Нет!
                        Время я хочу остановить.


          Увидев цветок, называемый "белоголовым стариком"

                         У деревенских
                         Глиняных домов

                         Бреду уныло
                         По земле суровой,

                         И на лугу,
                         Средь полевых цветов,

                         Гляжу - растет
                         "Старик белоголовый".

                         Как в зеркало,
                         Смотрю я на цветок:

                         Так на него
                         Виски мои похожи.

                         Тоска. Ужели
                         Этот карлик мог

                         Мои печали старые
                         Умножить?


               Ссылаемый в Елан, пишу о подсолнечнике

                    Я стыжусь: ведь подсолнечник
                    Так защищает себя -

                    А вот я не умею,
                    И снова скитаться мне надо.

                    Если все же когда-нибудь
                    Буду помилован я,

                    То, вернувшись, займусь
                    Лишь цветами любимого сада.


            Поднявшись на Фениксовую террасу у Цзиньпина

                   Когда-то бывали фениксы здесь,
                   Теперь - терраса пуста,

                   И только река, как прежде, течет,
                   Стремительна и чиста.

                   И возле дворца, что был знаменит,
                   Тропинка видна едва.

                   И там, где гремели всю ночь пиры, -
                   Курганы, цветы, трава.

                   И речной поток у подножья гор
                   Проносится, полный сил,

                   Здесь остров Белой Цапли его
                   Надвое разделил.

                   Я знаю, что солнце могут закрыть
                   Плывущие облака:

                   Давно уж Чанъаня не вижу я -
                   И гложет меня тоска.


                                Су У

                     Десять лет он у варваров
                     Прожил в жестоком плену,

                     Но сумел сохранить
                     Доверительный знак государев.

                     Белый гусь столько раз
                     Пролетал, возвещая весну,

                     Но письма не принес -
                     А скрывался, крылами ударив.

                     Пас овец он - Су У -
                     В чужедальнем и диком краю,

                     Там, в горах и степях,
                     Тосковал он о родине милой.

                     Ел он снег, проклиная
                     И голод, и долю свою,

                     Пил он воду из ям,
                     Если летняя жажда томила.

                     А когда, получивший свободу,
                     Он тронулся в путь,

                     Обернулся на север -
                     И вспомнил снега и морозы,

                     Вспомнил нищенский пир,
                     Где склонился он другу на грудь,

                     И заплакали оба -
                     И в кровь превращалися слезы.


                       По ту сторону границы

I

                       Пятый месяц, а снег
                       На Тяньшане бел,

                       Нет цветов
                       Среди белизны.

                       Зря о "сломанных ивах"
                       Солдат запел -

                       Далеко еще
                       До весны.

                       Утром бьет барабан -
                       Значит в бой пора,

                       Ночью спим,
                       На седла склонясь.

                       Но не зря наш меч
                       Висит у бедра:

                       Будет мертв
                       Лоуланьский князь.

II

                       Император войска
                       Посылает на север пустыни,

                       Чтоб враги не грозили
                       Поить в наших реках коней.

                       Сколько битв предстоит нам,
                       И сколько их было доныне, -

                       Но любовь наша к родине
                       Крепче всего и сильней.

                       Нету пресной воды -
                       Только снег у холодного моря.

                       На могильных курганах
                       Ночуем, сметая песок.

                       О, когда ж, наконец,
                       Разобьем мы врага на просторе,

                       Чтобы каждый из воинов
                       Лег бы - и выспаться мог!

III

                       Мчатся кони,
                       Быстрые, как ветер,

                       Мы несемся
                       Сотни храбрецов,

                       С родиной прощаясь,
                       В лунном свете,

                       Чтоб сразить
                       "Небесных гордецов".

                       Но когда
                       Мы кончим бой погоней

                       И последний враг
                       Падет, сражен, -

                       Красоваться будет
                       В Павильоне

                       Хо Великолепный.
                       Только он!

IV

                       Приграничные варвары
                       С гор в наступленье пошли -

                       И выводят солдат
                       Из печальных китайских домов

                       Командиры роздали
                       "Тигровые знаки" свои -

                       Значит вновь воевать нам
                       Средь желтых и мерзлых песков.

                       Словно лук, изогнулась
                       Плывущая в небе луна,

                       Белый иней блестит
                       На поверхности наших мечей.

                       К пограничной заставе
                       Нескоро вернусь я, жена, -

                       Не вздыхай понапрасну
                       И слез понапрасну не лей.

V

                       Сигнальные огни
                       Пронзили даль,

                       И небо
                       Над дворцами засияло.

                       С мечом в руке
                       Поднялся государь -

                       Крылатого
                       Он вспомнил генерала.

                       И тучи
                       Опустились с вышины.

                       И барабан
                       Гремит у горной кручи.

                       И я, солдат,
                       Пойду в огонь войны,

                       Чтобы рассеять
                       Грозовые тучи.


                            Тоска о муже

                    Уехал мой муж далеко, далеко
                    На белом своем коне,

                    И тучи песка обвевают его
                    В холодной чужой стране.

                    Как вынесу тяжкие времена?..
                    Мысли мои о нем,

                    Они все печальнее, все грустней
                    И горестней с каждым днем.

                    Летят осенние светлячки
                    У моего окна,

                    И терем от инея заблестел,
                    И тихо плывет луна.

                    Последние листья роняет утун -
                    Совсем обнажился сад.

                    И ветви под резким ветром в ночи
                    Качаются и трещат.

                    А я, одинокая, только о нем
                    Думаю ночи и дни.

                    И слезы льются из глаз моих -
                    Напрасно льются они.


                      Луна над горной заставой

                      Над горами Тяньшань
                      Золотая восходит луна,

                      И плывет в облаках
                      Беспредельных, как море, она.

                      Резкий ветер, пронесшийся
                      Сотни и тысячи ли,

                      Дует здесь, на заставе,
                      От родины нашей вдали.

                      Здесь, над Ханьской дорогою,
                      Горы нависли в упор,

                      Гунны здесь проходили
                      К озерной воде Кукунор.

                      И по этой дороге
                      Бойцы уходили в поход,

                      Но домой не вернулись,
                      Как ныне никто не придет.

                      Те, кто временно здесь,
                      Да и весь гарнизон городской -

                      Все горюют о родине,
                      Глядя на север с тоской.

                      Эту ночь я опять
                      Проведу в кабачке за вином,

                      Чтоб забыться на время -
                      Не думать о доме родном.


                      Бой южнее Великой стены

                         Мы не забыли
                         Прошлогодний бой,

                         Бой, отгремевший
                         За Саньган-рекой.

                         А ныне снова
                         В бой ушли полки,

                         Чтоб драться
                         В русле высохшей реки.

                         Уже бойцов
                         Омыл морской простор,

                         Пасутся кони
                         Средь Небесных гор,

                         Бойцы шагали
                         Десять тысяч ли,

                         И все же - полумертвые -
                         Дошли.

                         Для гуннов бой -
                         Как пахарю пахать:

                         Белеют кости
                         На полях опять.

                         Давно ушли
                         Эпохи циньской дни,

                         А все горят
                         Сигнальные огни.

                         Всю ночь
                         Сигнальные огни горят,

                         И за отрядом
                         В бой идет отряд.

                         Но, как и раньше,
                         Кончен ратный труд,

                         И кони,
                         Сбросив мертвецов, бегут.

                         И коршуны
                         Пируют день и ночь -

                         Нет никого,
                         Чтобы прогнать их прочь.

                         Степные травы
                         Пыльные лежат.

                         А полководец -
                         Кто он, без солдат?

                               -----

                         Лишь в крайности
                         Оружье надо брать, -

                         Так мудрецы
                         Нам говорят опять.


                   Путешествие при северном ветре

                     За воротами Холода
                     Властвует грозный дракон;

                     Свечи - вместо зубов,
                     Пасть откроет - и светится он.

                     Ни луны и ни солнца
                     Туда не доходят лучи,

                     Только северный ветер
                     Свистит, свирепея в ночи.

                     Только снежная вьюга
                     Бушует недели подряд,

                     И громадные хлопья
                     На древнюю башню летят.

                     Я тоскую о муже,
                     Воюющем в диком краю, -

                     Не смеюсь я, как прежде,
                     И песен теперь не пою.

                     Мне осталось стоять у калитки
                     И думать одной:

                     Жив ли мой господин
                     Далеко - за Великой стеной.

                     Взял он меч, чтоб дракона
                     Сразить - и рассеять туман.

                     Мне оставил на память
                     Обтянутый кожей колчан.

                     Две стрелы с опереньем
                     Оставил он мне заодно,

                     Но они паутиной и пылью
                     Покрылись давно.

                     Для чего эти стрелы,
                     Колчан, что висит на стене,

                     Если ты, господин,
                     Никогда не вернешься ко мне?

                     Не могу я смотреть
                     На подарок, врученный тобой.

                     Я сожгла твой подарок,
                     И пеплом он стал и золой.

                     Можно Желтую реку
                     Смирить, укрепив берега,

                     Но труднее брести
                     Сквозь туманы, пургу и снега.


           Думы о муже, ушедшем воевать далеко на границу

                   Когда, господин мой,
                   Прощались мы в прошлом году -

                   То помнишь, как бабочки
                   В южном порхали саду...

                   А ныне гляжу,
                   Вспоминая тебя, господин,

                   На горы, на снег
                   Подпирающих небо вершин.

                   А до Юйгуани,
                   Наверно, три тысячи ли -

                   И как бы мне сделать,
                   Чтоб письма отсюда дошли?

                             Ветка ивы

                       Смотри, как ветви ивы
                       Гладят воду -

                       Они склоняются
                       Под ветерком.

                       Они свежи, как снег,
                       Среди природы

                       И, теплые,
                       Дрожат перед окном.

                       А там красавица
                       Сидит тоскливо,

                       Глядит на север,
                       На простор долин,

                       И вот -
                       Она срывает ветку ивы

                       И посылает - мысленно -
                       В Лунтин.


                           Осенние мысли

                   С террасы нашей на Яньчжи
                   Гляжу сквозь желтый листопад:

                   Тебя увидеть я хочу -
                   Но зря глаза мои глядят.

                   Над морем тают облака -
                   Они к тебе не доплывут.

                   Уже и осень подошла,
                   А мне - одной томиться тут.

                   Отряды варваров степных
                   Опять готовятся в поход, -

                   Ни с чем вернулся наш посол
                   К заставе Яшмовых ворот.

                   Ужели ханьские бойцы
                   Не возвратятся на восток?

                   Ужели надо мне жалеть
                   О том, что сорван был цветок?


                          "Цзые" весенняя

                     Кто у нас не слыхал
                     О красавице нежной Ло Фу?

                     Как однажды она
                     Обрывала с деревьев листву?

                     Белоснежные руки
                     Сияли в зеленых ветвях.

                     И полдневное солнце
                     Горело у ней на щеках.

                     "Сударь! незачем тут
                     Останавливать быстрых коней -

                     Мне пора уходить,
                     Накормить шелковичных червей".


                           "Цзые" летняя

                     Зеркальное озеро
                     На сто раскинулось ли,

                     И лотосы тихо
                     Открыли бутоны свои.

                     Красавица с лодки
                     Цветы собирает легко,

                     А люди досадуют -
                     Озеро невелико:

                     Уплыла красавица,
                     И не видать за холмом,

                     Как входит она,
                     Равнодушная, в княжеский дом.


                           "Цзые" осенняя

                     Уже над городом Чанъань
                     Сияет круглая луна.

                     Но всюду слышен стук вальков,
                     И женщины не знают сна.

                     Осенний ветер во дворах
                     Всю ночь свистеть не устает.

                     И помыслы мои летят
                     К заставе Яшмовых ворот.

                     Когда же, варваров смирив,
                     Утихнет долголетний бой?

                     Когда домой придут войска
                     И муж мой встретится со мной?


                           "Цзые" зимняя

                     На рассвете гонец
                     Отправляется в дальний поход.

                     Подбиваю я ватой одежду
                     Всю ночь напролет.

                     А замерзшие пальцы
                     Дрожат, продевая иглу.

                     Ножниц не удержать -
                     И все время они на полу.

                     Но одежду для мужа
                     В далекий отправлю я путь -

                     Может быть, до Линьтао
                     Ее довезут как-нибудь?


                          Осенние чувства

                     Сколько дней мы в разлуке,
                     Мой друг дорогой, -

                     Дикий рис уже вырос
                     У наших ворот.

                     И цикада
                     Уж свыклась с осенней порой,

                     Но от холода плачет
                     Всю ночь напролет.

                     Огоньки светляков
                     Потушила роса,

                     В белом инее
                     Ветви ползучие лоз.

                     Вот и я
                     Рукавом закрываю глаза.

                     Плачу, друг дорогой,
                     И не выплачу слез.


                         О тех, кто далеко

I

                      Теперь живу
                      К востоку от Чунлина,

                      А господин -
                      Он у реки Ханьцзян.

                      На сотни ли
                      В цветах лежат долины -

                      Я б вытоптала
                      Всю траву полян.

                      С тех пор как мы
                      Объятия разжали, -

                      С тех пор трава,
                      Как осенью, низка,

                      А осень нас
                      Соединит едва ли.

                      Чем ближе вечер -
                      Тем острей тоска.

                      О, если б встретиться!
                      Как я хочу,

                      Одежды сбросив,
                      Потушить свечу!

II

                      На луском шелку,
                      Знаменитом своей белизной,

                      Письмо написала я воину
                      Тушью цветной, -

                      Пусть к дальнему морю,
                      В холодный и горестный край,

                      Его отнесет
                      Покровитель любви - попугай.

                      Письмо небольшое -
                      Немного в нем знаков и строк,

                      Но полон значения
                      Самый ничтожный значок.

                      И воин получит письмо
                      И сломает печать,

                      И слезы польются -
                      Он их не сумеет сдержать.

                      А выльются слезы,
                      Что так непрерывно текли,

                      Он вспомнит: меж нами
                      Не сотни, а тысячи ли.

                      За каждую строчку,
                      За милый сердечный привет

                      Готов заплатить он
                      По тысяче звонких монет.

III

                      Когда красавица здесь жила -
                      Цветами был полон зал.

                      Теперь красавицы больше нет -
                      Это Ли Бо сказал.

                      На ложе, расшитые шелком цветным,
                      Одежды ее лежат.

                      Три года лежат без хозяйки они,
                      Но жив ее аромат.

                      Неповторимый жив аромат,
                      И будет он жить всегда.

                      Хотя хозяйки уж больше нет.
                      Напрасно идут года.

                      И теперь я думаю только о ней.
                      А желтые листья летят,

                      И капли жестокой белой росы
                      Покрыли осенний сад.


                      Стихи о большой плотине

                       Плотина
                       Возле города Санъяна -

                       Там светлая
                       Проносится река.

                       Весна. А все ж
                       Глаза мои туманны,

                       Когда гляжу
                       На юг, на облака.

                       И ветер
                       Оказался бессердечным:

                       Рассеял
                       Все мечты мои и сны.

                       И нет того,
                       Кого люблю навечно,

                       И писем нет
                       Из дальней стороны.


                           Весенние думы

                     У вас еще зеленеют едва
                     Побеги юной травы,

                     А у нас уже тополь ветви склонил,
                     Тяжелые от листвы.

                     Когда ты подумаешь, государь,
                     О дальнем ко мне пути,

                     У меня, наверное, в этот день
                     Разорвется сердце в груди.

                     Весенний ветер я не зову -
                     Он не знаком со мной, -

                     Зачем же в ночи проникает он
                     Под газовый полог мой?


                         Ночной крик ворона

                         Опять прокаркал
                         Черный ворон тут -

                         В ветвях он хочет
                         Отыскать приют.

                         Вдова склонилась
                         Над станком своим -

                         Там синий шелк
                         Струится, словно дым.

                         Она вздыхает
                         И глядит во тьму:

                         Опять одной
                         Ей ночевать в дому.


                     Песня обиженной красавицы

           Узнав о том, что одна из наложниц императора в
           Чанъане была отпущена из дворца и выдана замуж за
           простого человека, один мой друг просил меня написать от
           лица этой женщины "Песню обиженной красавицы".

                 Когда я входила в ханьский дворец,
                 Мне было пятнадцать лет -

                 И молодое мое лицо
                 Сияло, как маков цвет.

                 И восхищался мной государь -
                 Яшмовой красотой,

                 Когда я прислуживала ему
                 За ширмою золотой.

                 Когда я сбрасывала в ночи
                 Пену одежд своих, -

                 Он обнимал меня, государь,
                 Словно весенний вихрь.

                 И разве могла я думать тогда
                 О женщине Чжао Фэй-янь?

                 Но ненависть вместо любви пришла,
                 И ласку сменила брань.

                 И стала так глубока печаль,
                 Так горести велики,

                 Что, словно в заморозки траву,
                 Иней покрыл виски.

                 И ясное утро такое пришло,
                 Когда опустилась мгла, -

                 И стали немыслимо тяжелы
                 Мирские мои дела.

                 И драгоценную шубу свою
                 Обменяла я на вино,

                 И с одежды спорола драконов я,
                 И было мне все равно.

                 О душевном холоде и тоске
                 Говорить невозможно мне -

                 Для тебя, государь, я лютню беру
                 И пою в ночной тишине.

                 Но разрывается грудь моя,
                 За струною рвется струна.

                 И душа болит, и сердце болит -
                 В смятенье живу одна.


                      Тоска у яшмовых ступеней

                       Ступени из яшмы
                       Давно от росы холодны.

                       Как влажен чулок мой!
                       Как осени ночи длинны!

                       Вернувшись домой,
                       Опускаю я полог хрустальный

                       И вижу - сквозь полог -
                       Сияние бледной луны.


                               Горечь

                     Цветку подобна новая жена,
                     Хотя бы и достойная любви.

                     Я - старая - на яшму похожу
                     И не скрываю помыслы свои.

                     Цветок непостоянен. Непрочна
                     Его любви блистающая нить.

                     Но яшмовое сердце никогда
                     Не сможет разлюбить иль изменить.

                     И я была когда-то молодой,
                     Но, постаревшая, живу одна.

                     А ты увидишь: время пролетит -
                     И станет старой новая жена.

                     Не забывай же о царице Чэнь,
                     Той, что была любимою женой, -

                     Ее покои в Золотом дворце
                     Покрыты паутиною седой.


                               Печаль

                         За яшмовою шторою
                         Одна

                         Красавица
                         Томится у окна.

                         Я вижу влажный блеск
                         В очах печальных -

                         Кто ведает,
                         О ком грустит она?


                         Чанганьские мотивы

I

                   Еще не носила прически я -
                   Играла я у ворот.

                   И рвала цветы у себя в саду,
                   Смотрела, как сад цветет.

                   На палочке мой муженек верхом
                   Скакал, не жалея сил, -

                   Он в гости ко мне приезжал тогда
                   И сливы мне приносил.

                   Мы были детьми в деревне Чангань,
                   Не знающими труда.

                   И, вместе играя по целым дням,
                   Не ссорились никогда.

II

                   Он стал моим мужем, - а было мне
                   Четырнадцать лет тогда, -

                   И я отворачивала лицо,
                   Пылавшее от стыда.

                   Я отворачивала лицо,
                   Пряча его во тьму,

                   Тысячу раз он звал меня,
                   Но я не пришла к нему.

                   Я расправила брови в пятнадцать лет,
                   Забыла про детский страх -

                   Впервые подумав: хочу делить
                   С тобой и пепел, и прах.

                   Да буду я вечно хранить завет
                   "Обнимающего устой",

                   И да не допустит меня судьба
                   На башне стоять одной!

                   Шестнадцать лет мне теперь - и ты
                   Уехал на долгий срок,

                   Далеко, туда, где в ущелье Цюйтан
                   Кипит между скал поток.

                   Тебе не подняться вверх по Янцзы
                   Даже к пятой луне.

                   И только тоскливый вой обезьян
                   Слышишь ты в тишине.

III

                   У нашего дома твоих следов
                   Давно уже не видать,

                   Они зеленым мхом поросли -
                   Появятся ли опять?

                   Густо разросся зеленый мох
                   И след закрывает твой.

                   Осенний ветер весь день в саду
                   Опавшей шуршит листвой.

                   Восьмая луна - тускнеет все,
                   Даже бабочек цвет.

                   Вот они парочками летят,
                   И я им гляжу вослед.

                   Осенние бабочки! Так и я
                   Горюю перед зимой

                   О том, что стареет мое лицо
                   И блекнет румянец мой.

IV

                   Но, рано ли, поздно ли, наконец,
                   Вернешься ты из Саньба.

                   Пошли мне известье, что едешь ты,
                   Что смилостивилась судьба.

                   Пошли - и я выйду тебя встречать,
                   Благословив небеса,

                   Хоть тысячу ли я пройду пешком,
                   До самого Чанфынса.

Притча. Нефрит и добродетельный Бянь

Притча. Нефрит и добродетельный Бянь

Человек с горы Чу по имени Бянь.

Бянь  нашел кусок  необработанного нефрита на горе Чу. Держа  нефрит обеими руками, он почтительно преподнес  его властителю Ли. Тот  приказал мастеру  по нефриту  обследовать его. "Это камень," заключил ремесленник. Ли подумал, что Бянь  пытался обмануть его, он отдал приказ отрубить ему левую ногу.

После смерти  Ли, император  Ву взошел  на трон. Опять Бянь  пришел с нефритом в  руках, чтобы вручить  его  Ву. Ву приказал   ремесленнику дать заключение о его подлинности. "Это камень," сказал ремесленник опять .Ву снова подумал, что  Бянь пытался обмануть его. Он отдал приказ отрубить ему правую ногу.

После смерти  Ву, император Вэнь вступил на престол. Бянь с  куском нефрита в руках  плакал у подножия горы Чу. Он плакал в течение трех дней и трех ночей. Когда у него не было больше слез, он плакал кровью.

 

Об этом узнал новый император. Он послал придворного спросить Бянь о причине его  горя. " Много людей,   которым  ноги отрубили  в  наказание," сказал посланник императора, "почему ты плачешь так горько?" "Я не грущу о том, что мне  отрубили ноги," ответил Бянь , "я сокрушаюсь,  потому что драгоценный камень считается куском скалы. И честный человек лжецом. Это причина  моего горя".

Император приказал нефритовым мастерам разрезать камень. Они обнаружили внутри драгоценный  нефрит, который был назван нефритом Бяня. А самого Бяня император щедро наградил и велел сохранить истерию честности Баня для потомков.

Нефритовая скульптура. Китай
Нефритовая скульптура. Китай

Притча. Мо Цзы, лягушки и петух.

Притча. Мо Цзы, лягушки и петух.

 

Сюй Бэйхун. Петух
Сюй Бэйхун. Петух

Однажды, Зи Цинь спросил своего хозяина Мо Цзы:

"Мастер,   хорошо  ли  говорить много?"

Мо Цзы подумал некоторое время и ответил:

"Если говорить слишком много, то в этом мало хорошего ."

Затем он сказал  Зи Цинь:

"Жабы и лягушки квакают день и ночь , но никто не слушает их.  Петух в курятнике поет лишь несколько раз на рассвете, и каждый знает, что когда он пропоет,   начинается рассвет на земле, появляется дневной свет и весь мир пробуждается. Таким образом, нет никакого смысла говорить слишком много. Что важно, слова должны соответствовать ситуации. И кроме того они должны как говорится бить не в бровь а в глаз".

(Мо Ди  墨翟), или Мо-цзы ( 墨子; ок. 470 — ок. 391 до н. э.) —древнекитайский философ, разработавший учение о всеобщей любви. Религиозная форма этого учения — моизм — на протяжении нескольких столетий соперничала по популярности с конфуцианством, пока принятие последнего в качестве государственной идеологии Ханьской империи не привело к вытеснению прочих философских доктрин.

Принято считать, что Мо-цзы изучал конфуцианство, пока не пришёл к выводу о том, что размеренные ритуалы и тягостные церемониалы отнюдь не способствуют душевному развитию. В отличие от вельможного Конфуция Мо-цзы искал возврата к непосредственности в человеческих отношениях, отличающей жизнь простых людей.

Будучи пицифистом и специалистом по военным укреплениям, Мо-цзы путешествовал из одного враждующего государства в другое, дабы убедить правителей в губительности завоевательных войн. Как и другие интеллектуалы того времени, он надеялся найти правителя, который сделает его своим советником, и рекомендовал своих учеников на ответственные посты. Предполагается, однако, что его происхождение было более низким, чем у его образованных современников: его стиль высказывания отличается некоторой грубостью; сам автор был известен как мастер плотницкого дела и механики. Не исключено что нападки Мо-цзы на ритуализм и расточительство, свойственные знати, стали отражением его жизненного уклада, чуждого роскоши. Из Википедии).

Поэты круга Ван Вэя

Есть среди поэтов круга Ван Вэя несколько вершинных имен, чья слава давно уже вышла за пределы Китая: Ли Бо и Ду Фу, Цюй Юань и Тао Юань-мин, Бо Цзюй-и и Су Ши, Ван Вэй и Мэн Хао-жань. Но, помимо этих великих поэтов, было еще множество замечательных мастеров, с большей или меньшей мерой таланта разрабатывавших и по мере сил приумножавших в своем творчестве открытия и достижения корифеев. К их числу, безусловно, можно отнести и лучших из поэтов ванвэевского круга - друзей и учеников прославленного поэта и художника тансого золотого века Ван Вэя (701-761).
Творчество Ван Вэя, великого певца и живописца природы, оказало огромное влияние на его современников. Вокруг него группировалось немало талантливых поэтов, среди них - его младший брат Ван Цзинь и двоюродный брат Цуй Син-цзун, его ученики и последователи - Пэй Ди и Хуанфу Жань, Дзу Юн и Чу Гуан-си, Инь Яо и Цянь Ци. Биографические сведения об этих поэтах крайне скудны, даже даты жизни большинства из них мы знаем лишь приблизительно. Известно только, что одни из них, подобно Ван Вэю, пытались сочетать чиновничью службу с отшельническим уединением (Чу Гуан-си, Цянь Ци), другие (Цзу Юн, Цуй Син-цзун) скорее всего постоянно жили в отшельничестве. Они часто общались с Ван Вэем, о чем свидетельствуют многочисленные стихи поэта, посвященные встречам и расставаниям с друзьями, и стихи друзей, обращенные к поэту. Некоторые из них подолгу разделяли отшельническое уединение Ван Вэя в горах Чжуннань и на реке Ванчуань или жили по соседству. Так, известен цикл Пэй Ди "Река Ванчунь" из двадцати стихотворений, написанный там же, - плод своего рода дружеского состязания с Ван Веем, создавшим знаменитый поэтический цикл на эту тему. Кстати, стихи Ван Вэя не раз служили источником вдохновения для его друзей и почитателей - несколько таких поэтических "вариаций на тему" включено в настоящую подборку. Как и для Ван Вэя, главной и неисчерпаемой темой для поэтов из его окружения была бесконечно многообразная жизнь природы - "гор и вод", "полей и садов" - и человека, живущего среди природы, в духовном единении с нею. В разработке этой темы китайская классическая поэзия достигла необыкновенной глубины, тонкости и совершенства, о чем лишний раз свидетельствуют и представленные здесь стихи. Нетрудно убедиться, что даже поэты второго и третьего плана, которые заведомо не были первооткрывателями и пролагателями новых путей, сполна владели высокой поэтической культурой своего времени и незаурядной техникой стиха. Особо следует выделить творчество таких мастеров, как Цянь Ци и Чу Гуан-си. Первый из них славился виртуозностью и тончайшей отделкой своих стихов, за что был удостоен звания члена императорской литературной академии "Лес кистей" ("Ханьлинь"); второй вел в своем отшельничестве жизнь земледельца, сам занимался хлебопашеством и огородничеством и оставил прекрасные стихи о сельском труде и быте - одни из лучших на эту тему во всей китайской поэзии. В целом же творчество поэтов ванвэевского круга - одна из примечательных и в то же время пока еще малоизвестных у нас страниц китайской классической поэзии

ВАН ЦЗИНЬ

На тему стихов Ван Вэя
"Вместе с чиновником Лу Сяном посетил
лесную обитель отшельника Цуй Син-цзуна"

Славой своей давно пренебрег -
Свыше десятка лет.
Кто из ученых за этот срок
Столько прочесть бы мог?
Пьет одиноко в лесу вино,
Что принесет сосед.
Слышно порою: высокий гость
Вновь ступил на порог.

Перевод А. А. Штейнберга

Расстаюсь с ванчуаньской усадьбой

Горный месяц и на рассвете
Остается в небесах.
Непрерывный холодный ветер
Дует в этих густых лесах.
Месяц, ветер - полны стараний,
Точно чувства живут и в них...
Мне ж, исполненному страданий,
Расставаться велят они.

Перевод Ю. К. Щуцкого

На тему стихов Ван Вэя
"Прощаюсь с ванчуаньским домом"

Луна не ушла,
Хотя уже день недалек,
А ветер лесной
Все тот же несет холодок.
Заботливы так,
Неясным участьем полны -
Грустят о друзьях,
Что нынче расстаться должны.

Перевод А. А. Штейнберга

ЦУЙ СИН-ЦЗУН

В благодарность Мо-цзе *,
посетившему мою лесную обитель

В хижине бедной, в пустынном лесу
Дверь всегда заперта.
Тихо, подолгу лежу один,
Вижу гребень хребта.
Нынешним утром сам Цзи Кан *
К дому пришел моему:
На ноги туфли, настежь дверь -
Гостя с улыбкой приму.

Перевод А. А. Штейнберга

ПЭЙ ДИ

В Цзяннани
(Мелодия)

Кленовый лесок
Уже на закате грустит.
И снова я мог
На Чу печали снести.
Расстались... Блестит
И стынет луна над горой.
Прозрачный звучит -
Звучит обезьяний вой.

Перевод Ю. К. Щуцкого

Дорога в Чанъань

Проскакал со свистящим бичом
Мимо винного рынка; лицо
Закрывая своим рукавом,
Миновал я гетеры крыльцо.
Я, когда-то, в один лишь час
Прокутил миллионы свои -
и, безмолвен, на сердце сейчас
Я тоску глубоко затаил.

Перевод Ю. К. Щуцкого

Лоянская дорога

Большая дорога пряма, совершенно как волос;
Весенние дни: воздух - чисто краса!
Из Пятихолмия знатные юноши наши
Парами, парами: громко брелоки поют.

Перевод акад. В. М. Алексеева

На тему стихов Ван Вэя
"Вместе с чиновником Лу Сяном посетил
лесную обитель отшельника Цуй Син-цзуна"

У дверей от рослых кустов
Тень густа и темна.
Без шпилек, простоволос,
Весь день сидит у окна.
Занят лишь делом своим,
Бродит шатаясь - и рад,
Славе и милостям чужд
И не взыскуя наград.

Перевод А. А. Штейнберга

На тему стихов Ван Вэя
"Когда Цуй Девятый отправлялся в Южные горы,
я сочинил стихи и подарил ему на прощанье"

Горы вновь посетив,
Посвяти все время ходьбе,
Чтоб насытиться всласть
Красотой долин и высот.
Пусть Улинский рыбак *
Образцом не служит тебе:
Он так мало гостил
У ручья, где персик цветет.

Перевод А. А. Штейнберга

На тему стихов Ван Вэя
"Посетил горную обитель почтенного Тань Сина в храме Ганьхуа"

Близ Балина * живет,
Поселясь в приюте простом,
Скоро десять годков
Безмятежной жизни такой.
Ты минуешь врата,
Рощу рослых бамбуков потом,
И ночлег обретешь
Над шумящей горной рекой.
Птичий щебет и свист
Не смолкают в лесной глубине,
На вечерней заре
Воцарился в сердце покой.
В бренной славе мирской
Какая надобность мне?
Здесь остаться хочу,
Созерцанью предаться вполне.

Перевод А. А. Штейнберга

ЧУ ГУАН-СИ

Затон, где ловят рыбу

С удочкой сяду.
Зеленый затон предо мной.
Цвет абрикосов
Опадает поздней весной.
Дно - словно рядом,
Омут прозрачен насквозь.
Лотос качнулся,
Рыбешки брызнули врозь.
Близок закат.
В ожидании друга стою.
Скоро прибудет -
К иве привяжем ладью.

Перевод А. А. Штейнберга

Плыву на лодке по Восточному ручью
в Тростниковых горах

На рассветной заре
Направляюсь к Священной горе.
Края странствию нет,
Долог путь, хребты далеки.
Только что отшумел
Дождь над морем, над устьем реки.
Распушилась трава,
Зеленеют опять дерева.
Благодатному дню
Безмятежно вверяю себя -
То на отдых встаю,
То плыву непоспешно гребя.
На селенье гляжу
В белых тучах, в тумане густом,
Там, где узок ручей,
Я толкаюсь веслом, как шестом,
И в горах кипарис,
Наряду с вековою сосной,
Удивляют меня
Легкой стройностью и прямизной.

Перевод А. А. Штейнберга

На Лоянской дороге преподношу Люю Четвертому
1

Вешний Лошуй
Уже свободен от льдов,
И зелена
Вода лоянских прудов.
Цвет облетел -
С утра на дорогу гляжу:
Рой лепестков
Кружит средь конских следов.
2

Ветер весенний
В пору второй луны.
Рядом с дорогой
Ивы - куда тесней!
Из-за макушек
Кровли домов не видны,
Нижние ветви
Касаются крупов коней.

Перевод А. А. Штейнберга

Из Цзяннаньских напевов
1

По теченью плыву,
За кормой кувшинки влачу,
В камышовой глуши
Молодые срезаю ростки.
Семьи уток щажу,
Населяющих здесь тростники, -
Осторожно гребу,
Расписным веслом не плещу.
2

На Янцзы, ввечеру,
Повстречавшись на стрежне реки,
К переправе вдвоем
Возвращаются снова друзья.
И вперед, и назад,
По волнам, как нарочно скользя,
За челнами спешат
Облетевших цветов лепестки.
3

Все глядишь на деревья,
На берег иной,
Ловишь слухом распевы
Под ясной луной.
Ты не житель Чангани,
Не там твой дом,
Для чего же ты ходишь
Этим путем?

Перевод А. А. Штейнберга

ХУАНФУ ЖАНЬ

Горная хижина

В горной хижине постоянна
Непрерывная тишь всегда.
В поздний вечер и утром рано
Тучки вольно летят сюда.
На дворе же пустом, в оконце
Что б еще я заметить мог? -
Озаренный склоненным солнцем
Синевато-зеленый мох.

Перевод Ю. К. Щуцкого

Цветы груш у левых дворцовых ворот

Красота цветов холодновата:
Их вполне за снег бы мог принять я.
Источаемые ароматы
Мне внезапно проникают в платье.
И сказал я: "Ветерок весенний!
Не стихай в саду моем все время,
И на ряд нефритовых ступеней
Ты лети туда с цветами всеми!"

Перевод Ю. К. Щуцкого

Цвет груш в левом флигеле дворца

Застыла краса, снег обманув совершенно;
Волна аромата в одежды разом вошла.
Ветер весны, тебе утихать не надо,
Сдувай лепестки на яшму ступеней крыльца.

Перевод акад. В. М. Алексеева

На тему стихов Ван Вэя
"Лепестки грушевых цветов у левых дворцовых ворот"

Прелестно цветут
И улыбкой радуют взгляд.
Сдается: вот-вот
С мотыльками вспорхнут наравне.
Влетает порой
Вешний ветр сквозь двери палат -
Два-три лепестка
Опустились на платье ко мне.

Перевод А. А. Штейнберга

ЦЮ ВЭЙ
На тему стихов Ван Вэя
"Лепестки грушевых цветов у левых дворцовых ворот"

Холодная их красота -
Точь-в-точь нетронутый снег.
Чуть слышимый аромат
В одежды мои проник.
А вешний ветр ни на миг
Не замедляет бег, -
Пригнал к нефриту крыльца,
Душистый сугроб воздвиг.

Перевод А. А. Штейнберга

ЦЯНЬ ЦИ

По Цзяну

Мирно сплю. Как лепесток,
Легок челн.
Тих и нежен ветерок,
Не пугаюсь волн {*}.
Можешь ты, о берег мой
В камышах,
Шум осенний и ночной
Шевелить шурша.

Перевод Ю. К. Щуцкого

Горная беседка уединенного мечтателя Цуй'я

Меж трав лекарственных дорожка
В глубоких, мягких мхах багровых.
Полно здесь горное окошко
Глубоких далей бирюзовых.
Но зависть к Вам меня тревожит:
Вы под цветами опьянели,
И мотыльком во сне, быть может,
Теперь, порхая, полетели. *

Перевод Ю. К. Щуцкого

* Мотив взят из притчи даосского философа Чжуан-цзы (жил в IV-III вв. до Р. X.), где говорится, что философ когда-то во сне увидел себя бабочкой; он летал и не подозревал даже, что он Чжуан-цзы. Проснувшись, он так и не знал: Чжуан-цзы ли видел во сне, что он - бабочка, или бабочке теперь снится, что она - Чжуан-цзы? Было ли в данном случае два существа или два превращения чего-то единосущего? (Чжуан-цзы, II, 11). - Прим. перев.)}

Пишу на стене горной беседки отшельника Цуя

Тропа к лекарственным травам
От моха красным-красна.
На горы глядит оконце
В венце изумрудной листвы.
У вас, почтенный, на зависть
Вдоволь цветов и вина;
Как мотылек из притчи *,
Во сне порхаете вы.

Перевод А. А. Штейнберга

По Цзяну

Остался фут единый,
Но так мешают дождь и ветер,
Что не подняться мне на эти
Лушаньские * вершины.
Все чудится в ненастье,
Что здесь в тумане туч, в пещерах
Еще живут монахи эры
Былых шести династий **.

Перевод Ю. К. Щуцкого

* Горы Лушань, или Куанлу, в живописных уголках которых часто устраивались монастыри и селились монахи-отшельники. - Прим. перев.
** Эры непродолжительных шести династий: У, Цзинь, Сун, Ци, Лян и Чэнь (222-557 гг. после Р. X.); в это время жили в Лушаньских горах монахи, ставшие в истории знаменитыми. Например, Хой Юань или Чжао Дунь. - Прим. перев.}

Каменный колодезь

Лепесток зари с высоты
Осветил колодезь из старых камней.
Этих персиков алых цветы
Отразились в ручье, под водою, на дне.
Разве можно ручаться и знать,
Что под сводом таинственных каменных плит
Невозможно проход отыскать,
За которым долина У-лин * лежит?

Перевод Ю. К. Щуцкого

{* Улинская Персиковая долина, утопия Тао Цяня (IV-V вв. по Р. X.), жилище разобщенных с миром старинных людей. - Прим. перев.}

Из стихов "Плыву по реке"

Рядом совсем,
Но ливень при ветре таков,
Что не взберусь
Никак на склон Куанлу.
Чудится мне:
В туман, среди облаков,
Живы еще
Монахи древних веков.

Перевод А. А. Штейнберга

Из стихов "Напевы о разном у потока
в горах Ланътянь"

Поднялся на башню
На горы взглянуть с высоты.
Глаза утомились,
Но взор неуемный несыт.
Вечернее солнце
К ровным тропинкам скользит,
А за цветами
В оттенках заката хребты.

Перевод А. А. Штейнберга

Сад лекарственных растений

Сто целебных растений
Взошли в весеннем саду.
Травы, цветы и листья
Пахучи после дождей.
У долгожданного гостя
Сходство с ветром найду,
Что пронесся внезапно
Сквозь заросли орхидей.

Перевод А. А. Штейнберга

Бамбуковый островок

На темно-зеленой ряби
Птица одним-одна.
Гляжу, не могу наглядеться,
Радость моя чиста.
А поросль бамбука
До самой воды склонена;
Под ней приютилась ночью
Диких уток чета.

Перевод А. А. Штейнберга

Полевой журавль

Вперился в синее небо
Сирый журавль полевой;
Безветрие, - но взлетает,
Полет продолжает свой,
За облаком одиноким
Спешит и, того и гляди,
Догонит крылатого друга,
Летящего впереди.

Перевод А. А. Штейнберга

В благодарность за стихи Ван Вэя
"Весенней ночью в бамбуковой беседке",
подаренные мне на прощание

Гость пришел,
А за ним горный месяц вослед.
Как богат
Вдохновеньем хозяин-поэт!

В эту ночь
Кто в бамбуковой роще бы мог
Посудить,
Что цветочный источник далек?
Но грущу:
Всхлипнет иволга вновь на заре,
Краткий гость
Сирой тучкой вернется к горе.

Перевод А. А. Штейнберга

Поднялся в дождь на южную башню
обители Шэнго, высматриваю чиновника Яня

Закатное солнце
Мелкий завесил дождь.
Хребты вполовину
Синей повиты тьмой.
Приют Ароматный *
Взмыл над макушками рощ.
За тучами где-то
Друг запоздалый мой.
Над сирым селеньем
Застыл пустынный дымок.
Вдали просветлели
Воды излуки речной.
Река и равнина -
Вот что видеть я мог,
Глядел, не приметив:
Ночь надо рвом и стеной.
Тем краше свиданье
С другом, духовной родней:
Фонарь его ясный
Близится к встрече со мной.

Перевод А. А. Штейнберга

Поднявшись в дождь на южную башню
обители "Плоды побед", ожидаю Яня
из музыкального управления

Солнце вечернее
светит сквозь дождь небольшой,
Горные цепи
покрыты густой бирюзой.
Возле опушки
на башню Сянсе я взойду,
Вверх поднимаюсь
и гостя за тучами жду.
Легкий дымок
над селом одиноко висит,
В белые дали
река свои воды струит.
Я очарован
текущей в долине рекой,
Вечер сошел
незаметно над рвом и стеной.
Что мне еще,
если вы, о ком думаю я,
Чистым сиянием
в дом направляетесь мой?

Перевод Л. Н. Меньшикова

В горах Ланьтянь, у ручья, встретился с рыбаком

Брожу одиноко,
Про дом забываю свой.
Укромное место
Нашел ненароком в пути.
Волосы вымыл
В студеной воде ручьевой.
Луна просияла -
Нет сил отсюда уйти.
Но ближе мне старец
С удочкой в дряхлых руках,
Притихший, как цапля,
Застывшая на песках.
Два слова друг другу -
И сердце в седых облаках *.
Монашеской кельей
Нам служит бескрайный простор,
В глуши камышовой
Ночной догорает костер.
Светлей над затоном
Вершины осенних гор.
Вздыхаю о птицах,
Деливших ветку вдвоем:
Сойдутся ли снова
В пути случайном своем?

Перевод А. А. Штейнберга

По реке Ванчуань добрался до Южной горы;
хочу остановиться у Вана Шестнадцатого *

Равнины и горы -
Соскучиться с ними нельзя.
Иду, выбирая
Приятные взору места.
Шаги приглушает
В зеленых лианах стезя.
Прерваны мысли -
Заря на гребне хребта!
Журавль приглашает
К затону, на берег реки,
Зовут обезьяны
В свою лесную страну.
Халат подбирая,
Перехожу ручейки
И сердце свежеет,
Лишь только в воду шагну.
Но где пребывает
Ван - учитель и друг?
Клики петушьи,
Лай в тумане слышны.
Коноплю убирают,
Кипит работа вокруг.
Надеюсь, помогут
Найти при свете луны.

Перевод А. А. Штейнберга

Пишу землякам, друзьям и родным
о моем новом доме, что у входа в долину

Просо возделал
Рядом с туманным ручьем.
Низина, болото,
Сплошь сорняки на лугу.
Знаю - достатки
Скудны в хозяйстве моем.
Тешусь единым:
Здесь укрыться могу.
Дубы и каштаны,
Сельцо на грудах камней,
Тропа вдоль трясины,
Замшелый булыжник на ней.
От службы отставлен,
Волен, как перст одинок,
Вздумал вернуться
В этот глухой уголок.
Вырыл колодец, -
Чистую воду люблю,
Келью под сенью
Старых деревьев воздвиг.
Сирую птицу,
Облачко взором ловлю,
Стоит увидеть -
Не оторвусь ни на миг.
Утки и цапли
Благословляемы мной.
Мне не хватает
Только чайки ручной.

Перевод А. А. Штейнберга

Точка Фен-Фу

Попробуйте китайский рецепт, который лечит от многих болезней!
Если вы регулярно на особое место на теле будете класть кубик льда, организм начинает омолаживаться, многие болезни исчезают, и вы всегда будете здоровы, веселы и полны энергии

Это место-точка на теле. Эта точка расположена между сухожилиями в области шеи, а конкретно на спине, это место, где соединяются голова и шея. Точка в китайской акупунктуре называется Fen-фу (убежище ветра).

Точка Фен-Фу
Точка Фен-Фу

Метод заключается в следующем.
Положение: лежа на животе (или сидя). Положить кубик льда (примерно 2 × 2 см) на точку Фен - фу и держать его в течение 20 минут. Кубик льда может удерживаться повязкой, шарфом, и т.д .

Делать процедуру надо регулярно с перерывами 2-3 дня, утром натощак и перед сном. Сначала присутствует холодок, но в течение 30-40 секунд появится ощущение потока тепла в точке действия. Первые несколько дней вы будете испытывать чувство эйфории в связи с выделением эндорфинов в кровь.

Что достигается с помощью регулярных процедур:
- Улучшает сон
- Всегда отличное настроение и общий жизненный тонус
- Отличная работа желудочно-кишечного тракта
- Забудьте о насморке (лед можно использовать при повышенных температурах)
- Устраняет головная боль, зубнаую боль, боль в суставах

Процедура помогает при следующих заболеваниях:

  • Неврологические заболевания с дегенеративными изменениями позвоночника
  • Острые желудочно-кишечного тракта и инфекций, передаваемых половым путем
  • Заболевания щитовидной железы
  • Артрит, гипертония и гипотония
  • Бронхиальная астма
  • Нарушения в желудочно-кишечного тракта, ожирение и недостаточность питания
  • Целлюлит (особенно профилактика ранней стадии)
  • Нарушения менструального цикла, импотенция, фригидность, эндокринное бесплодие
  • психо-эмоциональные расстройства, стресс, хроническая усталость, депрессия, бессонница

Строго говоря, операцию точки Fen-фу не заживает, но человек вернулся к своей физиологической норме, буквально омолаживает тело, а тело дает сильный импульс жизни.

Противопоказания процедуре на точке Фен -фу: беременность, наличие кардиостимулятора, эпилепсия и шизофрения.

Нечесть в русских быличках

 

 

Нечесть в русских быличках

 

Кикимора. Сиденин. К.Е.

Кикимора. Сиденин. К.Е.

"Река Дон"
Былички и бывальщины как короткие устные рассказы о встрече человека со сверхъестественными явлениями и персонажами ("нечистой силой"), имеющие установку на достоверность, вошли во многие крупнейшие сборники русских сказок, публиковались в различных этнографических журналах, в специальных собраниях этнографических трудов, до сих пор достаточно популярны среди населения. Их использовали в своём творчестве многие русские писатели (А.С. Пушкин, Н.В. Гоголь, А. Блок, В. Жуковский, И.С. Тургенев, В.Г. Короленко и др.)

1.«Повадилась кикимора у мужика ездить по ночам на кобыле и бывало загоняет ее до того, что оставит в яслях всю в мыле. Изловчился хозяин устеречь ее рано утром на лошади.
Сидит небольшая бабенка, в шамшуре [головном уборе — волоснике], и ездит вокруг яслей. Я ее по голове-то плетью. Соскочила и кричит во все горло: „Не ушиб, не ушиб, только шамшурку сшиб!"» {Волог.).

  1. «Напротив нас дом был. Старинная печка там с целом стояла. <...>

Вдруг стало из-за печки понужать. Как трахнет — старику попало в голову. <...> То из-за печки вдруг заяц выскочит, то щенок. Тогда один богатый дед говорит: „Тут клад есть". Они тогда выкорчевали и стали печку рушить. И в той печке кукла оказалась, как живая, смотрит. Привели тогда попа, иконы поставили, давай везде служить. Тогда утка вылезла, закрякала и ушла» {Читин.).

3.«На главной площади, еще не так давно, стоял высокий каменный дом, никем не обитаемый; дом этот известен был у горожан под именем „дома кикиморы"... По крайней ли бережливости или скупости, по другим ли уважительным причинам, домостроитель вздумал дополнить покупной которая и не замедлила выжить из дома жильцов и остаться, навсегда и безраздельно, владелицею дома. <...> Так и чудилось, когда идешь, бывало, ночью мимо дома, что внутри его мертвецы, отыскивающие в грудах камней свою собственность. Даже пожар 1842 года не осмелился коснуться заколдованного дома» <Мухачев, 1861 >.

4.«...ребята захрапели сразу, а я не успел. Слышу (а темно, свету-то нету), слышу, музыка заиграла, пляска поднялась! <...> Прямо чечетку выбивают, пляшут, такую штуку в этом дому!
Но я теперь сразу — одного , другого... Но, все насторожились, значит, слушам: играт музыка, да прямо так громко, и пляска така, говорит, идет! <...> Чиркнул спичку — нету никого, все спокойно. Потом он нам таку мигулечку, лампу, дал хозяин: на случай, говорит, зажгете... <...> Зажгли эту светилку. Вот я лег. Потом расстроился -- уснуть-то не можем. Вот пока эта светилка горит — ниче, все спокойно, никого нет. Как только угасим светилку, лягем — опеть така штука».

5.«Я только легла спать, слышу, моя прялка прядет, даже щелкат. Так жутко стало. Встану — нет никого. Как только прилягу — опять защелкат. Как схватила подушку, кинула, сказала: „Ой, Господи, что такое". Бога-то помянула, она и исчезла. Это уж к плохому было: похоронна пришла от мужа» <Черепанова, 199б>.

6.«...И вот, были вечерки раньше, собирали на вечер дома и девок и по старинке.
Кончилось это в двенадцать часов уже, идти домой надо. Идет мой парень, племянник-то. <...> Дошел парней, всех... На балалайках играют, пляшут, вальс танцуют — до ворот и стал. <...> Видит: кукла пляшет. <...> Как пройти домой? Кукла пляшет и все. Как она жива."

 

7.Раньше были лавы. Белье с них в реке полоскали и воду черпали. Мама говорила: “Я иду с коромыслом за водой. Вроде как русалка голая сидит, волосы длинные-длинные, ж…у скрывают. Шорох-то услышала и насторожилась. Я замерла. Но она шорох от меня услышала и – бух воду. И круги пошли”.

8.Это правда была, никакая не басня. Отец мой рассказывал. Он рыбачил по течению. Моторов раньше не было. Вверх по реке поднимались, а потом по течению сеть забрасывали. И он так рыбачил. И говорит это: сидит русалка на плитке. Волосы длинные. Она их чешет. Стал поближе подплывать: точно, сидит и чешет. Когда стал совсем близко, подъехал: она в воду и рукой ему помахала.

В фольклоре находили свое вдохновение художники и композиторы.

Композитор Лядов писал: "Мой идеал - найти в искусстве неземное. Искусство - царство того, чего нет на свете, я прозой жизни так объелся, что хочу только необыкновенного - хоть на голову становись. Дайте сказку, дракона. Русалку, лешего, дайте - чего нет, только тогда я счастлив..."В начале 80-х годов Лядов задумал написать несколько программных симфонических картин, использующих образы русских сказок. Воплощение этого замысла, как почти всегда у композитора, растянулось на долгие годы. Лишь в начале XX века появляется первая из задуманных пьес — «Баба-Яга», через несколько лет возникает "Волшебное озеро", и в 1909 году — «Кикимора», помеченная опусом 63. Ее первое исполнение состоялось 12 декабря 1909 года под управлением А. Зилоти.